Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:08 

Десять лет спустя

Maria20092
Автор: Maria20092
Бета: Евгений_Хранитель.
Фандом: KurokonoBasuke, RPF баскетболисты
Тип: slash
Пейринг: Мидорима Шинтаро/Кисе Рёта, Кисе Рёта/Мидорима Шинтаро, Кагами/Куроко - мимопроходили
Рейтинг: NC-17
Жанр: Hurt/comfort, драма
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: ни на что не претендую
Аннотация: Возможно ли собрать команду Поколения Чудес через десять лет?
Предупреждение: мат, наркотики.

 

 

Где твои крылья,
Которые Так нравились мне.
© Наутилус Помпилус «Крылья»

Глава 1. Аомине Дайки
- Пап, а ты пойдешь на игру? - юноша восьми-девяти лет с короткими розовыми волосами с удовольствием ел палочками рисовые шарики.
Его отец отложил газету. Чертова младшая школа с ее дурацкими правилами. Что это за хрень такая, почему родители должны соревноваться? Там дети учатся, вот пусть они и соревнуются. Ежегодно мамы должны были состязаться в изощренной выпечке, а отцы - в различных видах спорта. В этом году был баскетбол.
- Не пойду, - Аомине подвинул поближе к жене пустую чашку. Сацуки тут же подскочила и налила ему чай.
- Мне Накатани-чан сказал, что его отец надерет задницу моему папе. Мне обидно стало, - у мальчишки голос был чуть громче шепота. - Ну пожалуйста, пап!
- Нет, я сказал! - Аомине начинал злиться. Он вот уже два года игнорировал школьные правила, и собирался делать это и в третий год, и в четвертый, и в пятый, и в шестой.
Сацуки испуганно подняла голову и успокаивающе погладила мужа по руке.
- Может, все-таки стоит? - тонкий женский голос был ничуть не громче чем у сына. - Ради Тецуи.
Аомине вздохнул. Почему чуть что, так сразу сыном прикрываться? Бабы достали. В частности, эта. Угораздило же ее назвать сына в честь шестого игрока Поколения Чудес. Аомине был против с самого начала. Но Сацуки в первые в жизни проявила характер и заявила, что сына она назовет Тецуя, и точка. Аомине долго злился на жену за идиотское имя, но потом привык постепенно. Ладно хоть сын цветом волос пошел в Сацуки, а не в него. Вот веселье-то было бы: Тецу с синими волосами и синими глазами - Куроко, версия номер два; и подозрение на ветвистые рога Аомине Дайки.
- У Накатана-чан папа бывший баскетболист, - Тецуя размазывал палочками остатки риса в чашке.
- И что? -Аомине свирепо посмотрел на сына.
- А как фамилия у этого мальчика? - вмешалась в разговор Сацуки.
- Х-Х-Хьюга, - под строгим отцовским взглядом мальчишка начал заикаться.
Сацуки вопросительно посмотрела на мужа.
- Не помню такую, - Аомине сердито отодвинул чашку и встал. - Пойду прогуляюсь.
Свежий уличный ветер ничуть не остудил накатывающую злость. Надо же, тот придурок наверняка нашел подшивку журналов столетней давности, прочитал про Поколение Чудес и теперь жаждет доказать себе, что тоже чего-то стоит. Аомине был до сих пор стопроцентно уверен, что способен обыграть в баскетбол любого профессионального игрока. Связываться с великовозрастным придурком было ниже его достоинства.
Он просто шел по улице, глядя себе под ноги, автоматически уступая место встречным прохожим. Что-то несильно ударило его по ноге. Аомине остановился. Баскетбольный мяч.
- Дяденька, извините пожалуйста! - детский голос со стороны. - Подайте мячик. Пожалуйста.
Аомине обнаружил себя посреди двора, недалеко от уличной баскетбольной площадки. Видимо дети играли в баскетбол и перекинули мяч через ограждения. Что сказать, сила есть - ума не надо.
Обычный жесткий пупырчатый баскетбольный мяч. Очевидно новый. Судя по швам и весу, любительский. Но ударялся об асфальт почти так же знакомо гулко. Надо же, а он оказывается соскучился. Надо бы Тецу тоже мяч купить и баскетбольную корзину к стене прикрутить, авось и выйдет из этого толк: мальчишка ничем не занимается.
Аомине обошел сетку заграждения и остановился возле двухочковой черты. Кучка детей тут же замолчала. Мяч звонко ударялся об асфальт и послушно ложился в ладонь. Кто-то из детей подошел, чтобы забрать мяч. Аомине с легкостью обошел ребенка, провел мяч под ногой и в прыжке кинул в корзину.
Восхищенное детское «Ух ты!» мазануло по нервам удушающей гордостью. Он знал, что попал точно в кольцо. Непередаваемое чувство всемогущества и легкой эйфории. Как же он соскучился по всему этому! Аомине развернулся и пошел прочь, не обращая внимания на громкие перешептывания за спиной.
Тецуя сидел у себя в комнате и делал домашнее задание.
- Ладно, скажи им, что я буду играть, - Аомине смотрел в удивленно распахнутые глаза сына. - И передай, что не дай бог они мне проиграют!.. - и захлопнул дверь.
В эту ночь ему снилась игра в средней школе. Лениво валяющийся на скамье Мурасакибара, непрошибаемо спокойный Акаши, не знающий промахов Мидорима, паясничающий Кисе Рёта, и Куроко, что заглядывает в глаза и насмешливо говорит: «ну что, я тебя обыграл, как и обещал». Звук мяча, когда он «чисто» проходит сквозь кольцо, упоительно-полное владение собственным телом и оглушительный рев заполненных до отказа трибун.
Проснулся он поздно и еще долго смотрел в потолок. Впервые за долгое время хотелось просто взять в руки мяч, самому с собой провернуть высокоскоростную обводку и забросить мяч в кольцо. Сколько он уже этого не делал? Лет десять, не меньше. После выпуска из старшей школы он больше не играл. С пафосом отверг предложение одного из лучших баскетбольных клубов в Токио, мотивируя тем, что придется ходить на тренировки и снова играть с лузерами и неудачниками. По настоянию отца пошел работать, женился на первой подходящей девушке. Сацуки не лучший выбор, но искать другую было лень. Эту он хотя бы давно знал. Через год с небольшим родился Тецуя.
Время было к обеду. Сацуки ушла по своим делам. Аомине собрал оставшиеся деньги и пошел в спортивный магазин. Потом долго измерял внешнюю стену дома и прикручивал баскетбольное кольцо до самого возвращения сына из школы.
- Пап, - Тецу стоял смущенно глядя в пол, - все почему-то отказались играть с тобой в одной команде.
- А ну и хрен с ними! - Аомине легко закинул мяч в новую корзину. - Я обыграю их в одиночку!
Мальчишка хотел что-то сказать, но не решился. Насупился и поплелся в дом.
- Тецуя сказал, что тебя не взяли в родительскую баскетбольную команду, - Сацуки перед ужином расставляла чашки с рисом на столе и с опаской косилась на непривычно взбудораженного мужа.
- Я один обыграю этих неудачников, - заявил Аомине и принялся за еду.
- Это не по правилам, - несчастным голосом отозвался Тецу. - Нужна команда.
- Может быть кто с твоей работы согласится играть вместе с тобой? - Сацуки встала рядом с сыном и взъерошила его розовые как у нее волосы.
Аомине отрицательно покачал головой. Заводить друзей он так и не научился. Зато научился мастерски посылать нахуй желающих общения с ним. Начиная от настойчивых журналистов и заканчивая случайными соседями в баре.
Есть сразу расхотелось. Захотелось убить того, кто придумал, что в баскетбол нельзя играть в одиночку.
- Хочешь, я поспрашиваю у подруг. Может, из их мужей кто согласится играть в баскетбол, - Сацуки заправила за ухо выбившуюся розовую прядь.
- Есть у меня команда, - зло процедил Аомине и вышел из-за стола.
В гостиной упал на диван. Впервые за долгое время ему хотелось сыграть в баскетбол, но было попросту не с кем. Значит, нужно срочно найти. Аомине с силой растер глаза руками и сел. Может все же подружиться в тем надоедливым типом в баре? Там же найти еще троих. Пусть стоят сзади, пока он в одиночку обыгрывает зазнавшихся придурков. Взгляд упал на россыпью валяющиеся на низком столике глянцевые журналы. Знакомая физиономия на обложке взбесила до невозможности. Аомине в ярости смахнул журналы на пол. Пнул для верности парочку из них и пошел на улицу проветриться. От злости никакого толку.
Остановился в дверях. Обернулся. Мышцы невольно растянулись в довольной улыбке. Теперь он знал, где взять команду.

Глава 2.Кисе Рёта
Аомине настойчиво постучал в дверь роскошного особняка.
Вот уж немало пришлось ему побегать, узнавая адрес главной супер-пупер модели Японии. Пришлось даже взятку давать.
Дверь открыл тот, кого он давно искал. Аомине не поверил своим глазам. Время просто остановилось. Такого не могло быть. Рёта выглядел точно так же, как и в шестнадцать. Ни капли не изменился. Даже прическа не сменилась. И серебряная серьга в ухе была точно такой же. Такого просто не бывает.
- Добрый день. А вы кто? - в золотых глазах светилось недоумение пополам с неузнаванием.
- Нехорошо забывать своих старых товарищей по команде, - Аомине понимал, что много лет прошло, но не мог же он настолько измениться, что Кисе его не узнал, даже учитывая, что он немного поправился и обзавелся щетиной.
На лице самой высокооплачиваемой модели отразилась напряженная работа мысли. С каждой секундой его лицо все больше прояснялось.
- Аомине? - осторожно спросил Кисе.
- Ну наконец-то, - Дайки оттеснил его от двери и вошел в дом. Остановился, разглядывая огромную прихожую. Видимо, модельный бизнес приносит Рёте неплохие деньги. Очень неплохие деньги. Огромный светлый дом, дизайнерская мебель. Дорого и со вкусом.
- Я вижу ты избавился от этой дурацкой привычки добавлять «-чи» после имени, - Аомине закончил рассматривать дом и теперь во всю рассматривал хозяина. Обалдеть! Та же подростковая худоба, та же юношеская гибкость. Совсем как на той общей фотографии в Тейко, а ведь почти десять лет прошло. Сейчас Рёте должно быть почти тридцать, но по нему не скажешь.
- Пришлось избавиться, - Кисе наконец-то перестал стоять столбом, - я же взрослый человек. Но раз ты настаиваешь, могу вспомнить. Аомине-чи.
Аомине усмехнулся.
- Бесит так же, как и раньше, - он полез в карман и достал смятую старую фотографию. - Помнишь это? Поговорить надо.
Кисе кивнул и повел в его в роскошную гостиную. Ненадолго оставив гостя, распорядился подавать чай, демонстративно выключил телефон и картинно развалился в широком кресле, с интересом рассматривая потертое фото.
- Надо же, хоть кто-то кроме меня еще вспоминает про «Поколение Чудес», - Кисе осторожно разглаживал заломы на глянцевой бумаге.
- Я поэтому и пришел, - Аомине нервно дергал пальцами. - Не хочешь вспомнить молодость и сыграть со мной еще раз?
Кисе задумчиво смотрел на фото. Даже механические разглаживания прекратил.
- Как я давно не играл, - наконец выдохнул он. - Лет десять прошло. Не меньше. Как же я соскучился по всему этому. Аомине-чи, ты дурак, - Кисе поднял голову и прямо посмотрел в глаза, - ты мог просто позвонить и сказать: «любимый мой Кисе, пойдем сыграем». И вот он я. Весь твой.
Аомине ошарашено заморгал.
- Да тебя хрен найдешь, а ты - номер телефона узнать! - усмехнулся он, оправившись отудивления.
- А, ну да - известность, слава! - Кисе протянул последние два слова таким преувеличено скучающим тоном, что Аомине фыркнул.
- Скажи еще, что тебе все это не нравится, - он наконец расслабился и спокойно откинулся на мягкую спинку кресла. - Ты, может, и хорошая модель, но как актер никуда не годен.
- Ха, для того чтобы быть актером не нужно хорошо играть, - Кисе хитро прищурился, окончательно став похожим на подростка, - нужно иметь превосходные внешние данные и уметь ладить с людьми.
- Сказал тот, кто может скопировать кого угодно, - Аомине становилось все интереснее. Будто снова в детство вернулся. Снова стал самим собой. Ну почти.
- Ага, - Кисе ослепительно, как на камеру, улыбнулся, следя глазами за тем, как домработница сервирует чайный стол. - Ну так когда играем?
- Игра состоится двадцать четвертого мая, - Аомине задумчиво почесал голову. - Но есть одна проблема. В команду надо пять человек, а у нас только двое. Ты и я.
- А спрашивать вот этих ты не пробовал? - Кисе положил на столик старое фото Поколения Чудес. - Я просто уверен, что они с радостью согласятся.
- Проблема состоит в том, что даже не знаю, где их всех искать, - Аомине, что бы хоть чем-то занять руки взял чашку.
- Кое-что я про них знаю, - Кисе картинно отбросил желтую челку с лица. - Наш капитан занялся отцовским бизнесом. Нередко вижу его на показах. Куроко-чи, - он ткнул пальцем в фотографию, - кажется, уехал в Штаты вместе с Кагами-чи.
Аомине автоматически кивнул. Кагами - вот с кем до сих пор интересно было бы сыграть в баскетбол. Один на один.
- Этот жук Мурасакибара пошел в профессиональный спорт. Играет в сборной Японии, - Кисе ухмыльнулся.
- Вот гад. Он ведь громче всех кричал, что баскетбол ему до фени, - Аомине становилось все интереснее. Он пристально разглядывал скучающего на фото Атсуши в дурацкой кепке.
- А вот про Мидориму-чи совсем ничего не знаю, - Кисе нахмурился.
- Странно. Про вас ходили слухи, что вы встречались. Я надеялся найти его через тебя, - Аомине рассматривал сфотографированного в пол оборота Мидориму, что презрительно отвернулся от Мурасакибары. Эти двое не ладили еще в школе.
- Да, встречались, - не стал скрытничать Кисе, - но как только я ушел из баскетбола в модельный бизнес, больше не виделись. Не плохо было бы встретиться и поболтать.
Аомине задумчиво взъерошил волосы. Где искать Мидориму, он тоже не знал.
- Ну, раз даже ты не знаешь, придется обойтись без него, - он покачал головой. - Его идеальных трехочковых будет не хватать.
- Ну, и для полного комплекта нужно будет поискать Момои-чи, - Кисе ткнул пальцем в фотографию, где низкая девчонка с розовыми волосами ютилась с самого края и по-дурацки улыбалась в камеру.
- Не надо ее искать, - Дайки скривился и постучал по обручальному кольцу на пальце. - Я на ней женат.
- Ты и Момои?! - заорал Кисе и почти подскочил на месте. - И как давно? Почему меня на свадьбу не пригласил?!
- Поженились сразу после школы. Десять лет назад. У нас уже сын взрослый, - Аомине не очень нравилось рассказывать о себе. Это скучно и не интересно.
- Вот это да! - не унимался Кисе. - Я всегда думал, что она выйдет замуж за Курокушку. Сын - это же здорово. Так и хочу с ним познакомится. Он играет в баскетбол? Как его зовут?
- Тецуя, - процедил Аомине в очередной раз припоминая женское упрямство недобрым словом.
Кисе заржал так громко, что задребезжали стекла и тихонько звякнула люстра на потолке. Он несдержанно смеялся хватаясь то за лицо, то за живот, утирал выступившие слезы тыльной стороной ладони и все ниже сползал по креслу.
Аомине с мрачным лицом ждал конца истерики.
- Прости, - Кисе почти успокоился, но в смешки все равно проскальзывали, - просто неожиданно получилось. Вот уж не ожидал. А фотография есть?
- Нету, - процедил Аомине опасаясь, что, увидев щупленького мальчишку с большими синими глазами и розовыми волосами, Кисе от смеха упадет на пол совершенно точно.
- Просто мечтаю с ним познакомиться! - широченная модельная улыбка была просто неотразима.
Аомине вздохнул.
- Я пройдусь по своим связям и поищу каждого из них, - Кисе снова собрался и кивнул на фото старой школьной команды. - Перед игрой соберемся и посмотрим, что у нас получилось.
- Значит, двадцать третьего мая в кафе, - Аомине встал и собрался уходить. - Я рад, что ты в деле. Из-за дурацких правил мне понадобилась команда, но я...
- Знаю, знаю, - перебил его Кисе, - ты бы обыграл их всех в одиночку.
Аомине ухмыльнулся и вышел за дверь. Приятно, когда есть тот, кто тебя понимает.
Один есть.

Глава 3. Акаши Сейджуро
Офисное здание поражало воображение. Стеклянный небоскреб. Он сверкал яркими бликами на солнце и, несмотря на огромные размеры, казался таким легким, что может в любой момент взлететь в небо. Кисе, как ни старался, не смог сосчитать количество этажей.
Так просто к Акаши Сейджуро было не прорваться. Он уважаемый человек и самый перспективный бизнесмен в Японии. Обладает непререкаемым авторитетом и безупречной репутацией. Его могущество огромно. Влияние на людские жизни просто потрясающе.
Все это начало проявляться еще в школе. Кто знает, стали бы они называться Поколением чудес без него? Всегда умел видеть людские недостатки и достоинства, и, что самое главное, умело их использовать. Благодаря ему баскетбол узнал, что такое шестой игрок. Он разглядел талант Тецу и умело подтолкнул его в верном направлении. Так была создана из ничего из себя не представляющего подростка легендарная Тень. В школе его лучшим другом был Мидорима. Их часто видели вместе, они же вместе играли в шоги. Если кто и знает, где искать Мидориму Шинтаро, так это Акаши.
Оказалось, что по личным вопросам он принимает только по записи. Запись идет уже на следующий месяц. Столько времени у Кисе не было.
Он долго пытался объяснить лениво зевающей секретаршей, что он школьный друг и бывший товарищ по команде ее босса.
- Мало ли у кого какое хобби было в школе, - секретарь лениво помахала рукой, подзывая следующего в очереди на запись.
Кисе задумчиво нахмурился и опустил голову. Привычка еще со школы. Так легче думается. Блестящая идея пришла мгновенно. Он достал старую фотографию Поколения Чудес и приложил к ней свою визитную карточку.
Он еще раз ослепительно улыбнулся секретарше и попросил просто передать Акаши Сейджуро фото. Если тот его не примет, то он пообещал, что уйдет и больше не будет надоедать. Та тяжело вздохнула, сняла телефонную трубку и нажала две цифры. Через полминуты явилась худенькая девушка в супер короткой юбке и на высоченных каблуках, забрала фото с визиткой и удалилась куда-то в глубь огромного офисного здания.
Аомине беспокойно топтался минут тридцать, ожидая ответа. Если сейчас его отправят записываться в очередь, то здесь ему делать больше нечего. Шинтаро придется искать самому.
Громко цокая острыми шпильками по кафелю, наконец-то явились та самая девушка и принялась шептаться с секретаршей, то и дело косясь на Кисе. Секретарша кивнула. Девушка повернулась, отработанно улыбнулась и повела его за собой.
Бесшумный стеклянный лифт увез их на самую верхушку стеклянного небоскреба. На входе в кабинет Акаши Сейджуро Кисе внимательно осмотрели на предмет оружия и колюще-режущих предметов. Охранник был плотно завернут в бронежилет, на плече висел внушительный автомат. В самом кабинете тоже было двое охранников. Они неподвижно стояли у Сейджуро за спиной и выглядели, словно два неживых робота. Огромное помещение с панорамными окнами. Красная дизайнерская мебель на фоне белых стен. В тщательно проработанных проектировщиками нишах вились неизвестные ползучие растения. Несколько картин в золотых рамках.
За большим белым столом сидел сам младший Акаши и внимательно рассматривал их фотографию. Повзрослевший, от растрепанной прически не осталось и следа, теперь на голове красовались гладко зачесанные назад красные волосы. Со времен школы их капитан сильно раздался в плечах. Возможно, такое ощущение создавал белый пиджак явно баснословной цены.
- Добрый день, капитан, - Кисе уселся на стул напротив. От огромного помещения так таращило дорогущим пафосом, что становилось неуютно.
Он много раз видел, как перспективные модели в погоне за «легкими» деньгами уходили к таким вот бизнесменам, и больше их в модельном бизнесе никто никогда не видел. Сам Кисе за десятилетний стаж работы навидался всяких пафосных козлов по самое не могу. От Акаши и его кабинета ощутимо веяло опасностью. Интуиция заходилась криком, что с этим типом лучше не связываться. Он очень опасен.
- Кисе Рёта, значит, - его бывший капитан сверился с визиткой и еще раз взглянул на фото. - Вы так настойчиво добивались встречи со мной. Так что ж, я готов вас выслушать.
Акаши Сейджуро посмотрел прямо ему в глаза. Кисе помнил этот горящий, пронизывающий взгляд с яркими бликами безумия. Да и с легендарным Глазом Императора приходилось сталкиваться, но сейчас сила этих глаз возросла до небывалых высот. Ему казалось, что, взглянув всего на секунду, Акаши знает о нем абсолютно все, вплоть до того, когда он чихнул в последний раз и какого цвета белье сейчас обтягивает модельную задницу. Видит и анализирует. Такое странно-ужасное ощущение, будто взглянул в глаза Бога.
- Мы собираем нашу старую команду. Хотим еще раз поиграть в баскетбол, - Кисе уже жалел, что явился сюда с таким пустяком и с каждой секундой все сильнее нервничал. - Вы же наш капитан.
Акаши Сейджуро еще раз сверился с фотографией, действительно ли он запечатлен на ней.Там он был в бесформенной серой толстовке и с мячом в руке.
- Отголоски Поколения Чудес, значит, - и улыбнулся, разом превратившись из опаснейшего полубога до простого уверенного в себе бизнесмена. Контраст показался совершенно поразительным. Мгновенно бросило в жар, а по спине поползли колючие мурашки страха, - Как же давно это было.
- Нам показалось хорошей идеей встретиться, поиграть и вспомнить прошлое, - Кисе нервно постукивал пальцами по коленкам.
Акаши спокойно посмотрел в глаза. Потом моргнул. Тяжелый давящий взгляд исчез. От ярко золотого ободка на радужке ярко-оранжевых глаз - кольца Императора - не осталось и следа.
- Кисе, я больше не играю в баскетбол, - теперь это был их капитан, только повзрослевший и привычно спокойный.
- Хорошо, - Кисе уже мечтал поскорее убраться отсюда. - Тогда... не могли бы вы нам помочь с поисками Мидоримы Шинтаро? Вы были друзьями в школе.
Акаши Сейджуро чуть улыбнулся.
- Хорошо, я помогу, - он откинулся на спинку стула и чуть прикрыл глаза. - Мы не виделись со школы.
- Спасибо, капитан, - Кисе встал и слегка поклонился, считая аудиенцию оконченной.
- Не знал, что еще кто-то хранит эту фотографию, - Акаши встал, обошел свой огромный стол и протянул обратно фотографию.
- Она принадлежит Аомине Дайки, моя осталась дома в школьном альбоме, - Кисе спрятал в карман измятое фото и поклонился еще раз. - Спасибо, что уделили время.
Акаши не ответил, только чуть улыбнулся самыми уголками губ и немного склонил голову. За спиной Кисе уже стояла та самая девушка, что привела его сюда. Она же и увела.
Когда за спиной захлопнулась дверь кабинета, Рёта шумно вдохнул. Ничего себе - встреча школьных приятелей! Ужас.
Пока лифт ехал вниз, парень прислонился плечом к прозрачной кабине, стараясь унять постыдную дрожь в коленках.
Когда он выходил из дверей здания, ему пришло смс-сообщение с незнакомого номера. Содержание было лаконичным - адрес Мидоримы Шинтаро и подпись: «капитан». В следующем, пришедшем прямо за ним, сообщались адреса Куроко в Штатах и Мурасакибары в Токио. Кисе сильно удивился скорости работы Акаши, а также его осведомленности в делах разбредшихся по свету членов команды.
Адрес Мидоримы жег руки, но после встречи с бывшим капитаном навалилась такая тяжелая усталость, что Кисе решил продолжить поиски завтра.
Дома его ждала ароматическая ванна, роскошная мягкая кровать и капли для успокоения нервов.

Глава 4. Мидорима Шинтаро
Маленький деревянный дом утопал в густой зелени так, что его было не различить с дороги. Кисе три раза проехал мимо и, сверившись с навигатором, возвращался. Слабо верилось, что в густых кустах может быть дом. Но он там был. Маленький, двухэтажный. Вокруг не было ни калитки, ни забора, даже дорожка к входной двери отсутствовала. Идти пришлось по узкой тропинке, продираясь сквозь кустарник и спотыкаясь о камни и корни.
Дом был неосвещен и казался необитаемым. На стук никто не отозвался, старая, с облупившийся краской дверь скрипнула и покачнулась на сквозняке. Незаперто. Кисе для проформы постучал еще раз и вошел. Как он и предполагал, дом был необитаем, но не заброшен. Коробки, высокая стопка матрацев, окна без занавесок, но никаких следов мусора или пыли. От одной из комнат, которая, судя по планировке, должна служить кухней, тянуло сигаретным дымом. Информаторы Акаши ошиблись - Шинтаро здесь давно уже не живет.
- Кого еще там принесло? - недовольный голос со стороны кухни. Очень знакомый голос. - Убирайтесь отсюда!
Кисе поспешил туда. За грязным столом, усеянным окурками, полупустыми бутылками и сигаретными пачками сидел он. В трусах и в майке. Высокий и тощий, как щепка. Щеки ввалились, на запавших глазах черные синяки. Обтянутый кожей череп. Некогда изумрудно-зеленые волосы стали почти до плеч, потемнели и слиплись жирными прядями. Он подслеповато щурился, стараясь разглядеть гостя.
- Мидорима Шинтаро? - все еще не веря своим глазам уточнил Кисе.
- Опять банкиры что ль? - пробурчал он. - Нахуй пошли! Я второй день как из клиники. За деньгам пиздуйте к моему папаше.
Кисе стоял в дверях, не зная, что и сказать. Он знал, что Шинтаро изменился, они все изменились, ожидал чего угодно, но только не этого.
- Господи, что с тобой стало? - озвучил он единственную мысль бившуюся в голове.
- Ты еще кто такой? - Шинтаро выбил из мятой пачки сигарету, прикурил и выпустил в сторону Кисе струйку дыма. Рёта почти со священным ужасом глядел на неестественно длинные тощие пальцы, все в синяках и кровоподтеках, на неровно обкусанные и переломанные ногти. Эти руки десять лет назад были предметом гордости и стоили очень многого. А сейчас на тыльной стороне ладоней и сгибах локтей царили огромные синяки со страшными черными точками вдоль вен.
- Кисе Рёта, помнишь такого? - невозможно хотелось сбежать отсюда и искать другого Шинтаро, правильного, а этого стереть из памяти как страшный сон.
- Как же не помнить? - Мидорима раздавил на столе тлеющий окурок. - Моя первая школьная любовь. Недели не прошло, как я о тебе на группе рассказывал. Ну проходи, садись, - он выпнул из-под стола деревянный табурет. Тот прокатился через всю кухню и больно ткнулся Кисе в колено. - Чего приперся-то? Наркоты нет. Всю выгребли, пока меня не было. Честно говоря, я знал, что мы еще встретимся, но не так, а в очередной закрытой клинике для наркоманов.
- Почему? - Кисе перестал стоять столбом и сел на скрипнувший табурет рядом с Шинтаро.
- Ну ты же этот ...как его..., - Мидорима задумчиво крутил пальцами, похожими на узловатые сучья.
- Топ-модель, - мягко подсказал Кисе.
- Проститутка ты обыкновенная! Модель... - неожиданно зло выпалил Шинтаро и затянулся новой сигаретой.
Это был их извечный камень преткновения. Когда они заканчивали старшие школы, Рёта начинал подумывать о карьере модели, чем страшно злил Шинтаро, который ставил моделей и проституток в один ряд. Доказать обратное было совершенно невозможно. Собственно, из-за этого и случилась их последняя ссора, когда строгий и собранный Мидорима привычно поправил очки и четко поставил ультиматум: «Или я, или съемки в журнале». Кисе тогда назвал его придурком, олухом и гадом, вообще много кем назвал, собрал вещи и хлопнул дверью. Больше они не виделись.
Господи, но что мешало потом просто позвонить, узнать, уточнить, что все в порядке? Обида? Обида прошла через неделю. Через месяц. Через год. Что мешало просто спросить, как дела, помешать, остановить, прекратить это безумие? Такого не должно было случится ни с кем и никогда. Это было жестоко и не справедливо. Но не к Кисе, а к самому Мидориме, к тому, кого он когда-то любил больше всего на свете. Почему он за десять лет не поинтересовался, как живет его друг, товарищ, первая любовь? Тот самый принцип «Если есть время заботиться о других - иди пробегись» намертво въелся в кровь и отравил всю их жизнь. Как никогда ясно Рёта увидел, что в Тейко из них сделали монстров. Но не монстров - непобедимых баскетболистов, а монстров - равнодушных, самоуверенных, завистливых тварей, нелюдей. Иначе этого кошмара бы не было.
- Ты че приперся-то? Трахнуться захотел? Так зря. У меня без наркоты не стоит. Ты через недельку заходи, когда эта дрянь, которой меня в клинике накачали, выйдет.
Кисе тут вспомнил о цели визита, достал из кармана фотографию и положил ее на стол.
- Помнишь это?
- Помню, - Мидорима даже не смотрел толком: так, взглянул мельком и отвернулся. - Лучше бы не помнил.
- Мы хотим собрать всех и поиграть. Как в старые времена, - Кисе вопросительно смотрел в зеленые глаза. - Может, ты придешь, и мы сыграем, вспомним молодость?
Мидорима отвернулся в сторону.
- Играйте без меня, - на мгновение проступил четкий и собранный Шинтаро, а потом снова появился этот, с дрожащими руками и двухдневной щетиной на лице.
- Почему? - Кисе чуть коснулся острой скулы, провел пальцами по колючему подбородку. Того, на миг проступившего образа хотелось еще.
- Мидоримы Шинтаро больше нет, - он резко дернул головой, уходя от прикосновений.
- Не говори глупостей, конечно же есть, - Кисе настойчиво повернул его голову к себе, наклонился и коснулся губами тонких бледных губ. Ласково и настойчиво, перебивая поцелуем горький вкус дешевых сигарет и еще чего-то неестественно сладкого. Наконец, под его напором чужие губы раскрылись. Мидорима с неожиданной жадностью прикусил его губу, ближе притянул его затылок и ворвался языком вглубь рта, вылизывая и лаская. Кисе на мгновение задохнулся. Да, это был его мужчина. Так, как он, не целовал его больше никто и никогда. Жадно, точно вымерено, не давая перехватить инициативу.
Кисе пододвинулся ближе, сдаваясь под напором и откидывая голову, обнял худые плечи, зарылся пальцами в длинные волосы. Мир растворился, исчез. Какой-то правильный кусочек жизни встал на свое место. Это было то, чего постоянно не хватало, то, что он искал в работе, мимолетных романах и случайных связях.
Мидорима снял его руку с плеча и потянул к своему паху. Все так же продолжая покусывать его губы, приложил, прижал, чуть толкнулся бедрами.
Кисе разорвал поцелуй и отстранился, удивленно глядя в насмешливые зеленые глаза.
- Сказал, же, что ни черта не получится, - ухмыляясь Мидорима отодвинулся подальше. - Приходи попозже и хоть травки с собой принеси. Только не затягивай, - он длинным уродливым пальцам коснулся свежей ранки на губе топ-модели, - а то меня отец снова в клинику сдаст.
Кисе помотал головой. Правдивые, жестокие слова отрезвили. Сквозняк распахнул чуть прикрытую форточку, сдувая со стола пепел и окурки, чуть шевельнул неуместное здесь фото беззаботных школьников. Блеклые лучи солнца, нескромно заглянувшие в окно, коснулись тощих рук и безжалостно высветили неприглядную правду.
- А что касается этого, - Мидорима взял со стола фотографию Поколения Чудес. - Смотри, - жестоко смял ее и бросил в пустую мусорную корзину.Пролетев высоко над столом, она ударилась о пластиковый край урны и, насмешливо шелестя, покатилась по полу.
Кисе с нескрываемым ужасом смотрел на смятую бумажку. Не осталось ничего, что ему было дорого: Мидорима, всегда спокойный, аккуратный, собранный, поправляющий зеленые очки. Пластырь на пальцах, бесконечные гороскопы и талисманы дня. Но все это не важно. Не осталось того, что делало его Мидоримой Шинтаро - талант, помноженный на бесконечные тренировки.
Кисе схватил изуродованные руки Мидоримы, сжал их в своих ладонях и уткнулся в них лбом. Прямо как на могиле чего-то прекрасного и дорогого.

Глава 5. Куроко Тецуя
Международный аэропорт Нарита был загружен до предела. Люди сновали здесь, как в муравейнике. Сталкивались, обходили друг друга и мотались из стороны в сторону, загораживая друг другу проходы. Лучшее место, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей. Но стоило лишь взойти по трапу самолета, как от них стало никуда не деться. Единственное спасение - наушники в уши и бестолковый слюнявый фильм на встроенном экране в спинку кресла впереди.
Наконец, после утомительного десятичасового перелета и двухчасовой поездки на такси, Кисе стоял перед светлым домом на типичной американской улице, где все дома, лужайки перед ними и даже цветочные кусты были одинаковыми, прям как под копирку. В точности как и люди. Грубые, невежественные и все на одно лицо.
Здесь, судя по табличке на углу и сведениям Акаши Сейджура жил Куроко Тецуя. Кисе глубоко вздохнул и позвонил в звонок. В доме раздалась громкая трель, послышались торопливые шаги по лестнице. Кисе нервно сжал кулаки в карманах.
- Здравствуйте, - дверь открыл Куроко. Повзрослевший, изменившийся, но не настолько, чтобы его не узнать.
- Куроко-чи, да ты слегка подрос! - Кисе присвистнул широко улыбаясь.
- Кисе? - Куроко ошарашено моргал знакомо большими голубыми глазами.
- Ну, и долго будем стоять на пороге? - сердце почему-то колотилось быстро-быстро, а ладони вспотели.
- Да, проходи, - Куроко пропустил его в дом, закрыл за ним дверь и снова замер как памятник самому себе, с тупым недоверием глядя на него, как на призрак.
Кисе с преувеличенным вниманием осмотрел светлые с замысловатым рисунком стены, белую массивную лестницу на второй этаж, картины на стенах. Взгляд зацепился за одну. Это была увеличенная фотография Поколения Чудес, та, что была у каждого из них.
- Хороший дом, - Кисе посмотрел на Куроко.
Тот внезапно отмер, сделал быстрый шаг и крепко обнял его, так, что показалось, будто хрустнули ребра. Кисе, в свою очередь, обнял бывшего товарища по команде.
- Кхм-кхм, прошу прощения, - знакомый голос со стороны лестницы заставил обернуться.
Тяжело наваливаясь на перила, в одних штанах и без рубашки, сверкая необычными глазами багряно-красного цвета стоял никто иной, как Кагами Тайга собственной персоной. Волосы все того же красного цвета с нижними черными прядями воинственно топорщились во все стороны.
- Это Кисе, - приглушенно пояснил Куроко, но объятий так и не расцепил и подозрительно хлюпнул носом.
- Куроко-чи, ты меня задушишь, - воздуха уже стало конкретно не хватать, да и глаза предательски защипало.
- Кисе Рёта что ль? - Кагами тоже на мгновение замер, а потом, как был, босиком, слетел по лестнице и остановился, глядя ему в лицо.
- Привет, не ожидал тебя здесь увидеть, - гость протянул ему руку. Было такое чувство, что Кагами сейчас тоже кинется его обнимать. Но слава богу, просто пожал протянутую руку.
- Какими судьбами к нам? - спросил Кагами, широко улыбаясь. - Сто лет тебя не видел. Проходи, что встали на пороге. Тецу, отцепись от человека.
Куроко кивнул, еще сильнее обнял гостя и, наконец расцепив руки, тут же взялся тереть глаза. Кагами, глядя на него, покачал головой, цокнул и закатил глаза.
- Пойдем, - Кагами хлопнул гостя по плечу и повел на кухню.
Он тут же развел бурную деятельность, доставая чашки, вытаскивая из холодильника продукты. Куроко стоял в дверях.
- Я смотрю, тут еще не забыли про баскетбол, - Кисе кивнул на фото в рамке на стене, где была снята команда старшей школы Сейрин после выигрыша на чемпионате.
- Нет, мы больше не играем, - Куроко прекратил стоять и взялся помогать Кагами. - Только изредка, с коллегами по работе.
Кисе кивнул, во все глаза глядя за слаженными действиями этих двоих. Они без слов и лишних взглядов передавали друг другу недостающие предметы, закрывали друг за другом дверцы шкафов и совершенно не мешали друг другу в тесном пространстве. Это было похоже на прекрасно отрепетированный спектакль, если бы это не было таким привычным и естественным для них.
Очень скоро поздний завтрак - или обед, по мнению Кисе, - был готов. Наблюдать за работой этих двоих было настоящим удовольствием. Даже не хотелось разрушать этот момент лишними разговорами.
- Господе, Кисе, перестань так таращиться, - не выдержал Кагами, - да, тебе не показалось.
- Мы женаты, - Тецуя сел за стол рядом с Кисе и подал ему тарелку. На безымянном пальце, на американский манер, блестело обручальное кольцо. У Кагами было точно такое же. - Уже почти десять лет.
- Нихрена себе, - Кисе замер с непривычной вилкой в руке. - Умеете вы удивлять, парни. Я думал, что после семейства Аомине меня ничем не удивишь.
- Как он там?- требовательно спросил Тецуя.
- Женился на Момои, - хитро ответил Кисе. Ему показалось, или Кагами облегченно вздохнул? Куроко смотрел круглыми от шока глазами. - Сына растит, - он понизил тон, готовясь преподнести главную «бомбу» дня. - Зовут Тецуя.
Куроко кивнул и продолжил спокойно жевать. А Кагами нервно вскинулся, в упор уставился на мужа, сверкая багряными глазами. Кисе ожидал взрыва смеха, но такой реакции он не ожидал.
- Тецуя, значит, - в тоне Кагами сквозило неприкрытое обещание разборок.
Куроко, не глядя, дотянулся до его лежащей на столе руки и сжал его пальцы. Кагами тут же успокоился.
- А как остальные? - бывший товарищ по команде требовательно заглядывал в глаза.
Кисе пожал плечами.
- Акаши ведет отцовский бизнес. Мурасакибара стал профессиональным спортсменом, - спокойно рассказывал Кисе.
- А ты? - взгляд багряных глаз прожигал на сквозь. Все такой же бешеный, с подавляющей яркой аурой.
- Я работаю моделью. Наверняка видели мои фотографии в журналах, - Кисе улыбнулся Кагами.
- Прости, не видели, - Куроко был как всегда прямолинеен. - Как Мидорима Шинтаро? Вы же встречались в школе.
- Ваш пример вдохновил нас, - Куроко потерся щекой о плечо Кагами, подтверждая.
Кисе замялся. Он поспешно прогнал мелькнувший перед глазами образ страшного наркомана с родными зелеными глазами.
- Я не знаю, - соврал Кисе, - Мы не виделись со школы.
Тецуя так пристально на него посмотрел, что стало понятно: он знает, что Кисе соврал, только не знает, почему. И дай бог, чтобы и не узнал.
- Вот и развалилось ваше хваленое Поколение Чудес, - заметил Кагами, разливая чай по чашкам.
- Я потому и приехал, - вспомнил Кисе, - мы хотим собрать нашу команду, сыграть вместе, вспомнить молодость. Кстати, Кагами, раз уж я и тебя нашел, будем рады, если ты присоединишься.
Куроко и Кагами переглянулись с одинаково растерянным выражением лица.
- А с кем играем? - задал разумный вопрос Кагами.
Кисе замялся. Ему даже в голову не пришло спросить об этом у Аомине.
- Да черт его знает. Это не важно, - недаром у него был большой опыт выхода из неловких ситуаций перед журналистами.
- Не знаю, Кисе, баскетбол - это хорошо, но лететь ради этого пол мира, - Кагами пожал плечами.
- Жаль. Я между прочим, все еще жажду тебя обыграть! - Кисе весело подмигнул.
- Тебе десяти проигрышей недостаточно что ли? - вскинулся Кагами.
- Двенадцати, - уточнил Кисе, - ну, парни, если надумаете, то мы собираемся двадцать третьего числа в кафе, - он положил карточку того самого кафе на стол, - обсудить стратегию. Игра двадцать четвертого. Мы будем рады вас видеть.
Воцарилась задумчивая тишина.
- Кисе, когда у тебя самолет? - спросил Куроко, мимолетно переглянувшись с супругом.
- Завтра утром, - ответил Кисе.
- Останешься у нас? - спросил Тецуя, вставая из-за стола. - Мы подумаем, обещаем.
Кисе больше ничего не оставалось, кроме как согласиться.

Глава 6. Мурасакибара Атсуши
К дому Мурасакибары было не подступиться. На деревьях вокруг дома висли, как диковинные фрукты, визжащие фанатки всех возрастов, а на окнах - журналисты с большими фотоаппаратами. Но входная дверь была свободна. Воспользовавшись этим Кисе прошел по дорожке под сочувствующие взгляды осаждающих, поднялся на крыльцо и постучал в дверь.
Опознать старого товарища по команде можно было только по фиолетовым волосам, что были собраны сзади в хвост. Тоненькие отдельные пряди все равно в беспорядке падали на лицо.
Кошмар. В этом громиле было больше двух метров росту и не меньше метра в плечах. Машина для убийства. Если в школе он был высоким и худым, то за десять лет на эти кости он накачал офигенные мышцы и стал похожим огромного Кинг-конга.
- Чего надо? - не очень вежливо поздоровался профессиональный баскетболист.
- Мурасакибарушка, сколько лет, сколько зим! - Кисе достал из кармана заранее припасенный здоровенный леденец на палочке и протянул его хозяину дома.
- Надо же, - так привычно лениво-скучающе, - Кисе Рёта пришел, - на конфету странно посмотрел, но не взял, зато посторонился, пропуская гостя в дом. Мелькнуло несколько вспышек фотоаппарата.
- А ты изменился, - Кисе положил гостинец на стол.
- Мне тренер запретил есть сладкое, - Мурасакибара развалился на стуле, но гостю сесть так и не предложил. Гость уселся сам и картинно закинул ногу на ногу.
- Помнится мне, ты завязывал волосы только когда был предельно собран и сосредоточен, - Мурасакибара жадно разглядывал конфету, но взять ее так и не решался. Силу воли тренировал, наверное.
- А, это, - он откинул нависающие на глаза волосы, - так мне стилист велел ходить.
- Надо же тренер, стилист. Неплохо же тебе в профессиональном баскетболе живется, - пошутил Кисе.
- Рёта, ты чего пришел-то после стольких лет? - видимо, Атсуши надоело играть в радушного хозяина.
- Мы тут нашу старую команду решили собрать. Поиграть, поговорить, - ослепительная улыбка никак не действовала на этого громилу. - Присоединяйся к нам!
- Зачем? - неподдельно удивился Мурасакибара. - В баскетбол я и так каждый день играю.
- А встретиться и узнать, как живут твои бывшие товарищи по команде, не хочешь? Неужели тебе не интересно? - Кисе сложил руки на груди.
- Нет, - Мурасакибара просто взглянул ему в глаза. - Совсем не интересно.
Кисе тяжело вздохнул. Тут уже ничего поделать было нельзя.
- Знаешь, мне странно, что ты занялся профессиональным спортом. Ты всегда говорил, что тебе все это не интересно и скучно, - он решился на крайнюю меру.
- Мне до сих пор скучно, - как великую тайну поведал ему Мурасакибара. - Зато баскетбол - это превосходный способ быть лучше вас всех. У меня больше фанатов, чем у тебя, Кисе-чин. Я не сбежал, как Куроко. У меня баба красивее, чем у Аомине. И, судя по гонорарам, я зарабатываю больше чем Сейджура. Не знаю только, чем я могу превзойти этого рафинированного сноба Шинтаро, вот как узнаю где он, так обязательно превзойду.
- Это очень громкое заявление, особенно если ты не знаешь, о чем речь, - этот пофигистично отстраненный тон начинал злить.
Мурасакибара пожал плечами.
- Я так понял, что вы там собрались играть в баскетбол и вам понадобился профессионал, - он лениво поднял глаза к потолку. - Ведь сами вы больше ничего из себя не представляете.
- Ух ты! - Кисе поднялся. - Да тут у нас кто-то совсем зазнался. В общем, ты подумай. Игра двадцать четвертого, общий сбор двадцать третьего.
- Я приду только в том случае, если вы мне заплатите, - нисколько не стесняясь, заявил Мурасакибара. - Размер гонорара можешь уточнить у моего менеджера.
- Хорошо, - преувеличено спокойно кивнул Кисе. - Приятно было пообщаться, - и закрыл за собой дверь под вспышку фотоаппарата.
Кисе брел по улице, пиная мелкие камушки под ногами, и злился. Не на бывшего товарища по команде, а на себя. С ума можно сойти! Мурасакибара - какой достойный ученик средней школы Тейко! Подумать только. Десять лет. Такой путь пройден. Все они изменились. Но не он.
Неужели они все были такими гадами? Были. В старшей школе. Как оказывается неприятно взглянуть на себя со стороны. Поколение Чудес. Скопище зазнавшихся придурков, которые считали себя лучше других и плевать хотели на то, что формально они команда. Да не были они командой. Никогда. Поколение Чудес было обречено с самого начала. Вернее, с решения тренеров сделать упор на индивидуальные качества каждого игрока. Тем самым тренера сами вынесли приговор команде. А они повелись как глупые дети. Все, до единого, кроме Куроко-чи.
Он заметил это раньше всех. Но сделать уже ничего не мог. Смог только показать им, где и в чем они все ошиблись тогда, в Тейко. Для этого он пошел в старшую школу, хотя и не хотел. Вступил в команду самых отсталых лузеров. Каким-то чудом умудрился встретить Кагами. Кисе усмехнулся. Судьба, не иначе. А потом три года подряд они вдвоем побеждали каждого из Поколения Чудес. Каждому из них указали на их ошибки, заставили стать лучше.
Кисе помнил, как тяжело было признаться самому себе, что он отнюдь не самый лучший. Как невероятно трудно было научиться работать в команде, доверять своим партнерам. Помнил, как невероятно трудно было решится принять помощь капитана Касаматсу в Кайджо. Кстати, интересно, где он сейчас?
И когда он действительно этому научился, каждый из них научился, Кисе начал встречаться с Мидоримой. К последнему курсу старшей школы они уже жили вместе, несмотря на все запреты и правила. Даже родители Шинтаро были не против и были ничуть не менее влиятельными, чем семьи Акаши или Мурасакибары. Купили им дом, уладили проблемы в Шутоку - там строго относились к моральному облику своих учеников, - а потом просто не мешали. Однажды отец Шинтаро незаметно и ненавязчиво помог ему со съемками. Кисе догадался почти сразу, ведь кастинг он провалил и сказал об этом только своему парню, накануне его отъезда к родителям. Шинтаро тоже тогда догадался, и в наказание не ездил к отцу целых три недели.
У них не было такого взаимопонимания, как у Кагами с Куроко, но так невозможно прекрасно было возвращаться туда, где тебя ждут, дают возможность позаботиться, тем самым выражая любовь и признательность. Было что-то сказочно-волшебное в тех вечерах, что Кисе проводил, перебинтовывая свежим пластырем длинные тонкие пальцы Мидоримы, а ночами таял в сильной хватке заботливых рук, отвечая на требовательные поцелуи, отдавая самого себя без остатка. Потом Кисе подолгу перебирал зеленые пряди и глядя в сонные зеленые глаза настойчиво просил «Давай еще!» Каждое утро Мидорима готовил завтрак, озвучивал ему его гороскоп, давал рекомендации и незаметно вкладывал в сумку или в карман маленький талисман сегодняшнего дня. Кисе всегда сопротивлялся, считая все эти гороскопы глупостью, но старался придерживаться. Просто потому, что так просил его любимый.
Их роман кончился скоропостижно и резко. Так бездарно и тупо, что временами становилось нехорошо от этих воспоминаний. А теперь вот еще и до слез стыдно. Этот злой принцип, впитанный в Тейко вместе с потом, болью и кровью, «есть время позаботиться о других - иди пробегись», утянул Шинтаро на самое дно. У него просто не осталось никого, кто бы мог ему помочь, остановить.
Но с тех пор они все выросли, повзрослели, поумнели. Кроме Мурасакибары. Он единственный из них, кто остался верен той клятве, за которую теперь так нестерпимо стыдно: «Стать лучше других и доказать это». И Сейджуро тут не причем. Хоть он и был инициатором. Своя голова на плечах есть или нет? Тогда не было. А сейчас?


URL
Комментарии
2016-12-19 в 23:15 

Maria20092
Глава 7. Двадцать третье мая.
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:16 

Maria20092
Глава 8. Путь обратно.
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:17 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:20 

Maria20092
Глава 9. Игра
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:20 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:21 

Maria20092
Глава 10. Игра, часть 2
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:22 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:23 

Maria20092
Глава 11. Появление Мидоримы
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:24 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:25 

Maria20092
Глава 12. Исповедь наркомана
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:26 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:28 

Maria20092
Эпилог.
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:30 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:30 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:32 

Maria20092
Эпилог 2.
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:33 

Maria20092
читать дальше

URL
2016-12-19 в 23:33 

Maria20092
читать дальше

URL
   

Фанфикшен

главная