Maria20092
Автор: Maria20092
Бета: Евгений_Хранитель.
Фандом: Kuroko no Basuke
Тип: slash
Пейринг: Мидорима Шинтаро/Кисе Рёта
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP, любовный роман
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: ни на что не претендую
Аннотация: Сын обеспеченных родителей влюбился в недостойного парня.
От автора: Сама написала, и сама не верю. Автор маленько двинулся головушкой по этой паре, и автора понесло.

В пустом кабинете было слышно перещелкивание деревянных фигурок на доске да хруст пережевываемых чипсов.
Мурасакибара развалился на столе и подперев голову рукой, закидывал в рот хрустящий картофель. Он некультурно чавкал и со вкусом облизывал перепачканные в соли и специях пальцы.
Мидорима резче обычного передвинул фигурку по доске. Акаши чуть ухмыльнулся и откинул остроконечную красную прядь с лица.
Мурасакибара сыпал крошки на стол и пол. Изредка передвигал ногами, с хрустом раздавливая куски чипсов. Мидорима морщился, дергал очки и демонстративно не смотрел на Атсуши.
Мурасакибара чавкнул особенно смачно в тишине.
- Ты не мог бы есть поаккуратнее?! - не выдержал Мидорима.
Мурасакибара на мгновение перестал жевать и лениво покосился на него.
- Мидо-чин, у меня чипсы заканчиваются, - лениво протянул он. - Сходи мне за новой пачкой.
Мидорима нервно поправил очки и пренебрежительно дернул плечом.
- Мурасакибара, сходи сам, - вмешался Акаши, покосившись в его сторону.
- Хорошо, Ака-чин, - Атсуши поднялся, закинул сумку на плечо и отправился к выходу, оставив на столе кучу крошек и пустой пакет.
- Чего ты так на него взъелся? - Акаши насмешливо сверкнул из-под длинной челки красными глазами и передвинул деревянную фигурку.
- Он меня раздражает, - Мидорима деловито поправил очки.
- Хочешь совет? - чуть суженные к вертикали зрачки слегка расширились. - Прекращай пренебрегать им. Мы трое из уважаемых и обеспеченных семей, поэтому обязаны держаться друг за друга.
- Он разгильдяй, растяпа и крайне безответственный тип, - Мидорима хмуро посмотрел на доску. Он снова проиграл.
- Зря ты так, - Акаши насмешливо покачал головой. - Ты вообще много чего делаешь зря.
- И что же? - зеленые брови почти сошлись на переносице.
- Ну, - Акаши откинул длинную челку с глаз, - например, зря распустил слюни на нищеброда Кисе Рёту.
Испуг на долю секунды промелькнул в зеленых глазах. Мидорима выронил деревянную фигурку из непослушных пальцев.
- Ничего я не распускал, - он немного нервно поправил очки забинтованными пальцами.
- А то я не вижу, - Акаши насмешливо улыбался. - Вы таскаетесь друг за другом, подсматриваете из-за угла. Так демонстративно не замечаете друг друга, что аж смешно становится.
- Не правда! - возмутился Мидорима. - Ничего подобного!
- Ладно тебе врать, - настойчивость капитана была непрошибаемой. - Скажи мне лучше, что ты в нем нашел? Он ведь сам заработал себе на среднюю школу.
Мидорима вздохнул признавая поражение и потер глаза под очками.
- У него потрясающее тело, - Мидорима полез в сумку и вытащил журнал, перелистнул пару страниц.
На глянцевом листе был изображен парень в низких желтых трусах. Лица не было видно, но кончики желтых волос на шее все же попали в кадр. На красивой кремовой коже играли блики света. На идеальном животе застыла капелька воды.
Акаши нахмурился.
- Это не достойно, - на какое-то мгновение показалось, что левый глаз на долю секунды сменил цвет. - Влюбляться в нищеброда. Его нужно трахнуть и забыть. Для серьезных отношений лучше выбирать кого-то из достойной семьи, и лучше всего девушку.
- А ты сам когда-нибудь влюблялся? - с интересом спросил Мидорима.
- Нет. Но если бы ты был девушкой, я бы влюбился в тебя, - Акаши, кажется, даже не шутил.
Мидорима забыл даже очки поправить. Так и замер, подняв руку и глядя на него поверх прозрачных линз.
***
Мидорима запер дверь туалета на замок изнутри.
Кисе Рёта точно был за одной из ряда тонких запертых дверей. Мидорима взглянул на себя в зеркало. Зеленый взгляд был полон решимости. Он сделает так, как сказал Акаши, и вся эта противоестественная тяга к нищеброду пройдет. Не может же Сейджуро ошибаться.
Звук сливаемой воды. Щелкнул замок. Кабинка открылась. Кисе сделал несколько шагов застегивая ширинку и, увидев Шинтаро, остановился. Несколько секунд постоял, а потом прошел к раковине и открыл воду. Через зеркало недоуменный желтый взгляд пристально следил за Мидоримой.
Наскоро вытерев руки, Кисе попытался открыть дверь в туалет и уйти. Заперто. Кисе безуспешно подергал ручку. Шинтаро чуть улыбнулся себе в зеркало, решительно подошел к топтавшемуся у двери парню. Уперся ладонью в дверь около растрепанной светловолосой головы. Пристально посмотрел в растерянные желтые глаза.
Кисе взгляда не отвел. Только нервно сглотнул и чуть втянул носом воздух, а потом неосознанно облизал губы. Большего приглашения было и не нужно. Мидорима вцепился в него, поцелуем настойчиво раздвигая сжатые зубы, проникая дальше в манящую глубину рта. Кисе на вкус напоминал мятный карамельный сироп. Мидорима вылизывал его язык, зубы, касался неба, наслаждаясь. Первокурсник неумело отвечал, сам заигрывая, и попытался перехватить инициативу.
Мидорима сильно прижался вставшим членом к его животу и почувствовал, как к бедру прижимается не менее твердый член. Рёта едва слышно застонал и потерся о ногу старшеклассника.
Мидорима просунул руку между их прижатыми телами и в одно мгновение расправился с застежкой ремня и молнией на штанах.
Взгляд потемневших желтых глаз был нечетким, расфокусированным. Почти пьяным. Мидорима рванул его за плечо, разворачивая лицом к двери, сдергивая с него штаны вместе с бельем. Навалился, крепко прижимая к деревянной поверхности. От быстрого взгляда на идеальный изгиб поясницы и округлых ягодиц член больно уперся в жесткую ширинку. Гладкая кожа под пальцами так и напрашивалась, чтобы ее сжимали, лизали, кусали. Мидорима коленом заставил развести ноги и погладил расщелину между ягодиц, проникая в нее, и коснулся сжатых мышц. Легонько потер, надавил. Кисе чуть слышно застонал и прогнулся сильнее. На щеках пылал яркий румянец. Мидорима ткнулся носом ему в затылок. Желтые волосы пахли чем-то свежим и солнечным.
Хоть ягодицы первокурсника были расслаблены, но анус оставался сжат. Мидорима не смог проникнуть туда даже одним пальцем. От мысли о том, что он будет первым у этого прекрасного парня, закружилась голова. Яйца поджались и еще бы чуть-чуть - и он кончил прямо так, не притрагиваясь к себе.
Сплюнув на перебинтованные пальцы, - разматывать с них пластырь не было ни капли терпения - он все же с силой втиснул указательный в первокурсника. Кисе прикусил губу, но болезненный стон все равно прорвался наружу. Он так сильно сжимал внутренними мышцами чужой палец, что казалось, сейчас сломает его.
Мидорима жестко прикусил его за основание шеи, дожидаясь, пока парень привыкнет к ощущениям и расслабится. Кисе запрокинул руку, вцепился в зеленые волосы, притягивая к себе и умоляюще хныча.
"У него первый раз," напомнил себе Мидорима, ставя рядом еще один засос, "я буду первым у этого чудесного юноши."
Неожиданная мысль обожгла, заставила распахнуть глаза. Разве таким он должен быть, первый раз? В школьном туалете, где за дверью топчется пол школы? Пусть даже этот парень и не из хорошей семьи, но он такого не заслужил. Мидорима осторожно вытащил палец и отстранился. У него стояло так, что было почти больно.
Несколько раз глубоко вдохнув, Мидорима отошел к раковине и на полную мощь открыл кран с холодной водой. Задрав очки на лоб, он плескал себе в лицо, стараясь согнать со щек возбужденный румянец.
Загнано дыша и все еще прижимаясь к двери, Кисе обернулся. Острый взгляд из под желтой челки и удивленно приоткрытые припухшие губы чуть не заставили броситься обратно и закончить начатое.
Побыстрее закончив с умыванием, Мидорима кое-как вытерся одноразовыми салфетками и направился к двери.
- Отойди, - вежливо попросил он, держась за дверную ручку.
Кисе словно на автомате покорно сделал несколько коротеньких шагов назад. Его длинный идеальный член стоял так же, как и у Мидоримы.
Шинтаро со щелчком открыл замок и вышел, оставив возбужденного парня стоять со спущенными до коленей штанами.
На следующий день Кисе караулил его у дверей основного зала. Проходя мимо пришлось сделать вид, что не заметил его. Через четыре часа тренировки Мидорима надеялся, что Рёта ушел. Но он все так же ждал у дверей. Шинтаро вышел вместе с Акаши, а позади тащился вечно опаздывающий Мурасакибара.
- Мидорима-чи, подожди, - Кисе подскочил со ступенек, на которых сидел, и схватил его за рукав форменого пиджака. - Мне поговорить с тобой надо.
Акаши остановился вместе с Мидоримой и насмешливо приподнял бровь. Мурасакибара решил, что это привал, опустился прямо на бордюр и достал пачку чипсов.
Мидорима нахмурился.
- Идите без меня, - кивнул он капитану, - иначе он не отстанет.
Сейджуро ухмыльнулся откровенно нагло, развернулся и пошел дальше. Мурасакибара лениво поднялся и пошел вслед за ним, прямо как пес за любимым хозяином.
Мидорима проследил что бы они скрылись за поворотом и повернулся к Кисе. Резко и сильно схватил за грудки, приподнял над полом и прижал к стене.
- Не смей при Акаши и Мурасакибаре подходить ко мне! - рявкнул он в удивленное и растерянное лицо.
- Прости, - Кисе виновато улыбнулся.
Мидорима поставил его на землю и убрал руку. Смотреть на манящие губы на симпатичном лице, чувствовать уже знакомое мятно-карамельное дыхание и оставаться при этом безучастным было выше его сил. Тем более, что он уже раз вкусил запретный плод и до невозможности хотел еще.
- Что ты хотел? - он сложил руки на груди глядя на него сверху вниз.
- Хотел спросить, почему ты вчера ушел? - легкий ветерок перебросил желтую прядь волос на лицо. Кисе небрежно отмахнулся от нее.
- Не хотел делать это в туалете, - Мидорима коснулся гладкой идеально очерченной скулы. - Это ведь твой первый раз.
Кисе процвел свекольным румянцем. Даже мочка уха с серебряным колечком налилась нежной краской. Мидорима сильнее сжал скрещенные руки. Так мило не краснел еще никто. Немедленно захотелось слизать румянец со щек, как изысканный десерт. Похоже, он становится маньяком.
- Я знаю место, - почти прошептал Кисе, - пойдем.
Взяв его за руку, потянул куда-то в сторону. Мидорима поправил очки, насторожено оглянулся по сторонам и пошел рядом. Рёта крепко сжимал его пальцы, как будто боялся, что Шинтаро сбежит.
Узкая асфальтовая дорожка через школьный двор вела во второй зал.
Мидорима нахмурился.
- Разве сейчас там не тренируются второй и третий составы? - насторожено спросил он.
- Нет. Наша тренировка давно кончилась, - подросток распахнул дверь совершенно пустого зала и потащил его за руку в самый дальний угол. Как оказалось, там располагалось подсобное помещение.
- Ты действительно хочешь это сделать здесь? - спросил Мидорима оглядывая тесную захламленную комнату.
Даже если убрать отсюда запасные корзины, щиты, швабры и мячи, все равно места было мало.
- Я люблю баскетбол, - Кисе свалил поверх всего инвентаря один и из стоящих у стены гимнастических матов. В воздух поднялось облачко пыли. - Хочу здесь.
Мидорима поморщился и оставил открытой дверь подсобки, что бы не дышать пылью.
- Может, все-таки... - Кисе резко стащил с себя форменный галстук и решительно расстегивал рубашку.
Раньше Мидорима видел это идеальное тело только на страницах в журнале. В реальности оказалось даже лучше. Красивая подкачанная грудь, сильные руки, впалый живот с чуть видными кубиками пресса. Сливочная кожа завораживающе блестела в тусклом свете лампы.
Шинтаро с силой захлопнул дверь. Пристроил сумку около стены между щитом и корзиной с мячами. Разулся и ступил на слегка пыльный мат.
Кисе сидя расстегивал рукава голубой рубашки и когда мат прогнулся под весом Мидоримы, бросил это бесполезное занятие и откинулся на локти. Шинтаро, присев рядом, принялся осторожно разматывать пластырь с пальцев. Он старался делать это неторопливо, но все равно руки дрожали от нетерпения. Кисе голодно смотрел за каждым витком, провожал взглядом каждый отклеиваемый миллиметр. Желтые глаза потемнели, дыхание потяжелело.
Одна за другой полоски пластыря отлетали в сторону. Мидорима чуть отвлекся на судорожный вздох и зацепился взглядом за темный круг напряженного соска, что выглядывал из-под так и не снятой рубашки. Когда он закончил разматывать последний палец, Кисе судорожно вздохнул и схватился за выпирающий бугор на своих брюках. Собрав использованный пластырь, Шинтаро аккуратно сложил его в углу, дотянулся до своей сумки. На мат рядом с ним опустились квадратик презерватива и малюсенький флакон со смазкой.
Кисе кинул на него быстрый взгляд из-под челки. Чуть порозовевшие щеки выдавали его смущение. Быстро согнав румянец, он потянулся к ширинке Мидоримы. Тот чуть отклонился назад, позволяя Рёте самому делать все, что захочется. Кисе уверено расправился с его брюками, снизу вверх наблюдая за ним с хитринкой в желтых глазах. Мидорима чуть вздрогнул, когда настойчивые прохладные пальцы обхватили напряженный член.
- Я видел в порно, как это делается, - на всякий случай уточнил Кисе и на пробу слизнул каплю смазки с покрасневшей головки.
Мидорима успел шумно вдохнуть, как потом воздуха перестало хватать. Гибкий ласковый язычок проходился по всему стволу вверх-вниз. Плотно со всех сторон обхватывали горячие щеки. Минутная неуверенность Кисе быстро исчезла. Он увереннее проталкивал член себе в горло. Все быстрее двигал головой. В скором времени Мидорима не мог сказать с уверенностью, что этот парень не работник из квартала Красных фонарей.
Кисе из-под челки взглянул на него и чуть заметно ухмыльнулся. Желтые гладкие волосы под пальцами показались мягче пуха. Мидорима заставил его оторваться от своего занятия и оттолкнул назад. Бесцеремонно стянул с него форменные брюки, белье. От нетерпения немного неаккуратно кинул их на близстоящий запасной щит.
Кисе набросился, целуя жадно, далеко проникая языком в глубину рта. Мидорима полусидя упирался спиной в стену. Блондин уселся ему на бедра и настойчиво потерся. Мидорима целовал его скулы, шею, плечи, так, как делал это в бессчетных фантазиях. Гладил спину, прижимал к себе, сжимая плотные ягодицы. Чуть отвлекшись, взял откинутый флакон и вылил немного смазки на пальцы.
Тяжело дыша, Кисе внимательно наблюдал за его действиями. Потом сильнее прижался членом и прогнулся в пояснице. Открыто и доверчиво глядя прямо в глаза. Когда в него проник первый палец, прикусил губу и сосредоточенно прищурился.
Со смазкой дело пошло гораздо лучше, чем тогда, на сухую в туалете. Сначала один, потом второй палец вошли гладко. Кисе чуть судорожно сжимался вокруг них и тут же расслаблялся. Коротко застонав, он нащупал презерватив, чуть прикусив край, разорвал блестящую упаковку. Мидорима глубоко вогнал в него пальцы.
Кисе сладко вздрогнул, чуть отстранился. Быстро и не очень ловко раскатал резинку по чужому члену. Мидорима осторожно вытащил пальцы и добавил смазки поверх презерватива.
Кисе, сосредоточенно хмурясь, немного поерзал, пристраиваясь, и начал медленно опускаться на член. Узкий и горячий Кисе сильно сжимал его внутри и, чуть расслабляясь, опускался все ниже. Мидорима позволял ему все сделать самому, не заставляя и не настаивая. По виску поползла капля пота.
Наконец Кисе полностью принял его и замер, тяжело дыша и судорожно сокращаясь внутри. Мокрый от пота, в так и не снятой голубой рубашке. Это было гораздо круче любой фантазии. Мидорима не выдержал. Сильно прижал к себе, кусая за шею, ключицы, оставляя красноватые следы засосов. Он нетерпеливо содрал голубую тряпку с прекрасных плеч, не особо заботясь о ее сохранности.
Кисе сильно сжимал его бедра коленями, чуть приподнимался и опускался обратно. Голова запрокинута, с губ рвутся громкие стоны, эхом отдаются в тесном помещении.
Мидорима сильно проникал в него снизу, чувствовал, как о живот трется истекающий смазкой член. Крепко держа за бедра, насаживал на себя, ускоряясь. Кисе сверху вниз смотрел в глаза, сильно обнимал за плечи, судорожными пальцами хватался за баскетбольный инвентарь.
Очки немного сползли. Контуры прекрасного лица, искаженного удовольствием, стали расплываться. Мидорима не хотел упустить ни одного оттенка эмоций. Немного наклонившись, он быстро поправил сползшие на переносицу очки.
В это простое движение Кисе вцепился диким взглядом, замер и, мучительно вздрогнув, залил его живот горячей спермой. Он так тесно сжался внутри, что Мидорима почувствовал, как острое электричество удовольствия прошило от члена до самой макушки.
Частое дыхание Кисе в плечо посылало волны приятных мурашек по влажному телу. Мидорима погладил напоследок твердые бока и потянулся за своей сумкой. Блондин чуть прикрыв глаза осторожно снялся с быстро опадающего члена и уселся рядом.
- Мидорима-чи, а ты всегда с собой таскаешь целую упаковку влажных салфеток? - он оперся спиной о корзину с мячами и с интересом смотрел, как Мидорима вытирает живот и стягивает презерватив.
- Всегда, - категорично ответил Мидорима и перебросил ему пачку, - руки - мой инструмент, и они всегда должны быть в идеальном состоянии.
Кисе удивленно взглянул на него и тоже начал приводить себя в порядок. Они собрали в одну салфетку грязные платки, упаковку, использованный презерватив, плотно завязали края и принялись одеваться.
- Мы рубашку порвали, - Кисе усмехался, разглядывая разорванные манжеты на рукавах.
- Я куплю тебе новую, - ответил Мидорима, даже не взглянув в его сторону.
- Мидорима-чи, - Кисе замер, настойчиво глядя прямо ему в глаза, - я понимаю, что ты из обеспеченной семьи. Но давай обойдемся без этого.
Мидорима согласно кивнул. Спустя минуту они вышли из подсобного помещения, плотно закрыв за собой дверь.
***
Мидорима пытался делать вид, что читает. В противоположном конце коридора златоглазый блондинчик кидал на него обжигающие взгляды из-под челки. Острые хитренькие морщинки собрались в уголках глаз. Он неотвязно следил, как Мидорима нервно теребит отклеившийся край пластыря на указательном пальце. Медленно поднял руку, ослабил тугой узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.
Мидорима шумно втянул носом воздух и тут же испугался, что Акаши заметит его вставший член. Он решительно отвернулся от Кисе и привычно поправил очки.
Волну жара Кисе, кажется, почувствовали все в коридоре. Кроме Акаши. Пора было уходить отсюда. Мидорима решительно захлопнул учебник, убрал его в сумку и зашагал прочь.
- Ты куда? - тут же окликнул его Сейджуро.
- В туалет, - не поворачиваясь к нему лицом, ответил Мидорима.
Захлопнув за собой тесную кабинку, Мидорима уселся прямо на унитаз. В штанах стояло аж до боли.
"Подрочить, что ли?" - подумал Шинтаро. От расстегивания штанов его отвлек стук в дверь. С той стороны кто-то нетерпеливо топтался, переминаясь ноги на ногу.
Мидорима распахнул дверь. Кисе накинулся на него, сразу целуя, жарко проталкивая язык глубоко в рот. Мидорима закрыл дверь туалета и прижал нетерпеливого парня к стене. Кисе сильно вцепился зубами ему в губы, руки лихорадочно расстегивали ширинку. Мидорима помогал ему как мог. Кисе быстро переступал ногами стягивая лишние предметы одежды. Наконец, оставив искусанные губы, Кисе обхватил зеленоглазого любовника за шею и закинул ноги ему на поясницу, бесстыже притираясь обнаженным телом.
В каком кармане смазка и презервативы, Мидорима не помнил. Искать их было некогда. Только не тогда, когда роскошный Кисе хищно щурится, голодно смотрит темно желтыми глазами, прижимается твердым членом, а с покрасневших губ срывается возбужденное с присвистом дыхание. Мидорима настойчиво просунул руку между их телами и нащупал горячий сжимающийся вход.
Кисе протестующе попытался отстраниться и замотал головой.
- Хочу так, - прошептал он. Убрав руку с плеча, он обслюнявил свои и пальцы, гибко потянулся вниз, размазывая слюну по анусу. - Давай, я готов.
От бесстыжих, развратных действий Кисе, потемнело в глазах. Спорить не осталось сил. Мидорима резко насадил его на свой член, сразу полностью проникая в подставленное тело.
Кисе громко вскрикнул, сильно сжал его ногами и запрокинул голову. Мидорима чутко всматривался в зажмуренные глаза, болезненную морщинку между идеальными бровями и старался не сорваться от сильных сокращений неподготовленных мышц. По виску потекла капля пота. Стоило чуть шевельнуться, как невольный болезненный стон Кисе отразился от тонких перегородок тесной кабинки. Мидорима зажал ему рот ладонью.
Где-то на заднем плане хлопнула дверь.
- Мидорима, ты скоро? - голос Акаши проник в затуманенное сознание. - Через пять минут урок начнется.
Мидорима замер, позабыв даже дышать.
- Скоро, - ответил он, стараясь скрыть сорванное дыхание.
В глазах Кисе промелькнула смешинка. Мидорима крепче зажал его рот ладонью. Кисе уже успел расслабиться и мягко сжимал его расслабленными мышцами. Не дожидаясь, пока Акаши покинет туалет Мидорима легонько начал двигаться в горячей тесноте. Кисе зубами впился в его ладонь, глядя на него сверху вниз по-звериному жадно.
Только скрипнула входная дверь закрываясь, как Мидорима начал жестко врываться в поставленное тело. Совсем потеряв голову, насаживал легкого златоглавого парня на свой член. Дурея от острого запаха пота и хриплых приглушенных стонов.
Убрав руку от рта Кисе, он вцепился жадным поцелуем в яркие губы и кончил внутрь жаркого тела. Кисе сам сильно двинулся, насаживаясь, и зажатый между животами член выстрелил спермой, пачкая школьную форму.
Горячее дыхание Кисе шевелило зеленые волосы на виске. Мидорима отпустил руки, осторожно ставя его на пол. Действительно, скоро должен был начаться урок. Мидорима быстро застегнул штаны, покачал головой на испачканную рубашку и надел сверху пиджак, скрывая потеки спермы.
Раскрасневшийся и тяжело дышащий Кисе наблюдал за ним из-под желтой челки. Мидорима, не удержавшись, на секунду прижался к нацелованным губам и бегом выскочил из туалета.
Акаши ждал его в коридоре, терпеливо подпирая стену.
- Чего так долго? - спросил он, внимательно оглядывая Мидориму. - Пойдем быстрей. Опоздать еще не хватало.
***
Занятия закончились рано. До тренировки оставался еще целый час. Мидорима спокойно шел по коридору, надеясь позаниматься в библиотеке. Неожиданно одна из дверей аудитории распахнулась, оттуда высунулась рука, схватила Мидориму за галстук и втащила внутрь. Кисе захлопнул за ним дверь и принялся раздеваться. Бесстыдно и нетерпеливо стащил с себя галстук и рубашку, сдернул штаны вместе с бельем. Бессовестно улегся животом на ближайшую парту, демонстрируя круглое основание, торчащее между подтянутых ягодиц. Нетерпеливо обернулся в сторону Мидоримы, сверкнув колечком в ухе и хищно глядя из-под желтой челки.
- Трахни меня! - сквозь сжатые зубы прошипел он.
От непотребно прекрасной картины перед глазами Мидорима на миг захлебнулся воздухом. Как во сне, подошел к распростертому на столе парню и провел по бледной коже спины и ягодиц. Осторожно тронул теплый бежевый кругляшок игрушки внутри и с силой потянул его наружу. Тугое покрасневшее кольцо мышц расслабилось, выпуская игрушку. Мидорима смотрел, как чуть выворачивается наружу покрасневшее нутро, как миллиметр за миллиметром появляется бежевая пробка небольшого размера.
Мидорима резко втянул воздух. Во рту пересохло, в глазах потемнело. Он непослушными пальцами рвал ширинку. Через секунду он ворвался в готовую приоткрытую дырку. Резко дергал легкое тело на себя, не обращая внимания на громкие стоны, скользя пальцами по испарине на бледной коже блондина. До собственного судорожного стона, сильного рывка, вбивался внутрь до ослепительно яркой вспышки удовольствия под закрытыми веками.
- Что это было? - спросил Мидорима, доставая из парня помягчевший член.
- Это было «привет», - Кисе, тяжело дыша, встал с парты, тут же спрятал валяющуюся пробку в сумку и принялся одеваться. - Не плохо, да?
- Где ты взял эту ерунду? - Мидорима поправлял одежду и растрепанные волосы.
- В магазине, - Кисе пожал плечами. - Шинтаро, - он вплотную подошел, поправляя его галстук. - давай сходим куда-нибудь. Вместе.
- Кисе, - Мидорима поправил очки, не обращая внимания на вновь голодно блеснувшие желтые глаза, - мы стоим на слишком разных уровнях. Если нас кто-то увидит, будет беда.
- Но это же глупость! - горячо возразил Кисе. - Сейчас же не средневековье.
- Мы слишком разные, - покачал головой Мидорима. - Все, что между нами может быть, это просто секс. Желательно одноразовый.
- Одноразовый! - от возмущения золотые глаза вспыхнули яростью и непокорностью.
Кисе истерично прижался к его губам поцелуем, до крови прикусывая нижнюю губу. Руки расправились с только что застегнутой ширинкой. Кисе сердито взглянул в зеленые растерянные глаза, совершенно по-блядски облизнулся и опустился на колени.
В тот день впервые в жизни Мидорима опоздал на тренировку.
***
Мидорима плохо спал целую ночь. Слова Кисе про свидание не выходили из головы. Было бы просто чудесно пройтись по парку, сжимая его сильные пальцы, посидеть в кафе, смотря, как первокурсник юрким язычком слизывает мороженное и провокационно улыбается. Но как потом посмотрит на него Акаши, что скажет отец. Родители Мурасакибары так вообще, скорее всего, переведут сына в другую школу. Подальше от возможного тлетворного влияния. Вот проклятье! Если бы он начал встречаться с Акаши, никто бы и слова не сказал. А тут нищий мальчишка, нищеброд. Прекрасный, роскошный, но нищий и не имеющий никакого влияния. Мусор под ногами у властьимущих. Прав был Акаши, недостойно это - влюбляться в нищеброда. По хорошему, надо бы отказаться от него, пока все не зашло слишком далеко. К утру созрело решение поговорить с Кисе и положить конец их встречам.
- Привет Мидо-чин, - Мурасакибара уже сидел на ступеньках и лениво жевал печенье из пачки. - Ака-чин тебя искал.
Мидорима кивнул товарищу по команде и привычно поправил очки. Войдя в еще пустующее здание школы, он направился к их классу, где его ждал Акаши.
На огромном окне лестничной площадки, на подоконнике полулежал Кисе, лениво покачивая ногой, читал учебник и вальяжно жевал жвачку. Чрезвычайно удачное время расставить все точки в их отношениях.
Кисе обернулся на шаги. Его глаза радостно заблестели.
- Мидорима-чи, - он небрежно захлопнул книгу и как попало кинул ее в раскрытую сумку.
Не сколько не заботясь о конспирации, Рёта обнял его, нежно целуя тонкие губы. Мидорима почувствовал, как Кисе что-то протолкнул языком ему в рот.
- Это чтобы ты ни на секунду на экзамене не забыл про меня, - Кисе расцепил руки и отстранился, хитро улыбаясь.
По яркому мятно-карамельно-химическому вкусу Мидорима догадался, что Кисе так поделился с ним жвачкой. Вообще-то Мидорима с детства питал неприязнь к чужим телесным выделениям, но свежий вкус самого Кисе пробивался через вкус химии и никакой неприязни не вызывал. Только член начал понемногу твердеть в штанах.
- Удачи на экзамене, - улыбнулся Кисе, подхватил сумку и бегом скрылся вверх по лестнице.
Мидорима подержал во рту мягкий комочек жвачки, а потом протолкнул его между щекой и десной. Он в жизни не жевал жвачку, считая это занятие плебейским. А уж жевать в присутствии Акаши или преподавателя вообще последнее дело. Хорошенько запрятав мягкий комочек со вкусом Кисе и мятной карамели за щеку, поднялся в аудиторию, где будет проходить экзамен. Там его ждал Акаши.
- Мидорима, ты плохо выглядишь, - сразу же заметил Сейджуро. - Уверен, что будешь сдавать экзамен сегодня?
- Со мной все в порядке, - Мидорима привычно поправил очки.
- Сдавать надо не мене чем на 85%, а то придется ходить на дополнительные занятия вместо тренировок, - Акаши подозрительно всматривался в легкий румянец на щеках и старался подметить чуть ускоренное дыхание.
- Да все со мной в порядке, - отмахнулся Мидорима и как можно незаметнее сжал зубами комочек жвачки и тут же об этом пожалел. Теперь еще и стояк прятать.
Уже в первые минуты экзамена Мидорима понял, что пришел все-таки зря. Из-за жвачки за щекой не то что не мог сосредоточиться на решении, вообще не понимал сути вопросов. Медленно и осторожно, раз в пять минут он сжимал зубами жвачку наслаждаясь химическим мятным вкусом и вкусом самого Кисе. От этого понимания дрожали руки, член рвал ширинку, а голова отказывалась соображать.
Через полчаса, поняв, что так экзамен он провалит, достал Яшиматенджин. Длинный зеленый карандаш, на грани которого нанесены варианты ответа. Пока читаешь вопрос, покрути карандаш в руках, а потом посмотри на грань карандаша и отметь выпавший вариант. Это всегда срабатывало.
За десять минут нацарапав выпавшие варианты ответа, Мидорима сдал лист экзаменационного теста и почти бегом вышел из аудитории. Штаны жали просто невыносимо. Чтобы пройти в туалет, надо было спуститься на один этаж вниз.
- Мидорима-чи, - раздалось в пустом лестничном пролете, - как экзамен?
Сверкая ослепительной улыбкой, Кисе медленно спускался к нему.
- А ты почему не на экзамене? - спросил Мидорима.
- А я уже все сдал. Пришел тебя поддержать, - Кисе ослепительно улыбнулся и подошел вплотную. Нагло и бесцеремонно провел по выпирающей ширинке Шинтаро.
Мидорима резко отстранился. Больше не раздумывая, схватил провокатора за руку и потащил его вниз по лестнице. Кисе покорно шел за ним, стараясь подстроиться под широкие шаги.
Когда лестница кончилась, Кисе неожиданно заупрямися. Встал, не делая больше ни шага. Стоило Мидориме оглянуться на него, как Рёта сильно дернул его к себе за руку, нетерпеливо целуя, прижимаясь своим стояком к ширинке.
Сверху на лестнице послышались шаги. Мидорима вскинул голову и увидел коричневый рукав пиджака спускавшегося преподавателя. Нервно оглянувшись, он затащил Кисе прямо в нишу под лестницей.
Преподаватель, не заметив прячущихся школьников, прошел мимо.
В солнечных глазах плясали желтые бесенята. С ярких нацелованных губ срывалось частое дыхание.
Смахнув челку с лица, Кисе взялся расстегивать штаны. Прямо здесь. Прямо в школе, там где их может увидеть любой проходящий.
- Трахни меня, - Кисе сдернул штаны, под которыми не было нижнего белья и отвернулся к стене, призывно выставив круглые ягодицы.
Мидорима выронил сумку. Кисе шире расставил ноги и призывно покрутил задницей, показывая, что между ягодицами блестит от смазки.
Острая волна удовольствия пронеслась по телу от мысли, что, пока он писал экзамен, Кисе пихал пальцы себе в дырку и ждал его в коридоре без трусов. На секунду показалось, что от этой мысли он кончит прямо в штаны.
Взгляд зацепился за полускрытый рубашкой изгиб поясницы, пока Шинтаро выпутывался из душных тряпок освобождая член.
От сильного толчка внутрь Рёта закусил губу, стараясь не застонать. Мидорима, заставив выкрутиться в руках, через плечо жестко прикусил его губы - сразу обе. Он грубо вбивался в доступное тесное тело, дурея от мысли, что все это его, для него.
Кисе жалко поскуливал, извернувшись в неудобной позе. Он пытался ласкать свой член, подстраиваясь под рваный нетерпеливый ритм Шинтаро. Мидорима оттолкнул его руку, сам принимаясь за дело. Всего несколько движений пальцами, обернутыми в пластырь, взвинтили удовольствие до небес.
Кисе жалко застонал, прикрывая глаза и заливая спермой стену под лестницей. Мидорима выпустил из зубов мягкие губы Кисе, прижал его к стене, сам кончая в пульсирующую тесноту.
- Мидорима-чи, ты потрясающий, - отдышавшийся Кисе приводил себя в порядок. На коже вокруг губ красовались отпечатки зубов Шинтаро. Мидорима чуть коснулся этих следов и ласково поцеловал, извиняясь.
"Это ты потрясающий," - подумал Шинтаро, привычно поправляя очки.
- У тебя вечером есть тренировка? - Кисе никак не хотел выпускать его из ниши под лестницей.
- Нету, - Шинтаро повесил на плечо свою сумку.
- А у меня есть, - Кисе откинул волосы в лица, - тогда встретимся в вашей раздевалке вечером?
- Хорошо, - Мидорима нехотя развернулся и покинул уютную нишу под лестницей.
Уже выходя на улицу, он заметил, что во рту нет жвачки. Когда он выходил с экзамена, точно была. То ли он сам ее проглотил, то ли ее незаметно забрал Кисе, пока они целовались. Скорее второе. Не зря же гороскоп Оха Аса назначил талисманом дня жевательную резинку.
Вдыхая прохладный воздух, Мидорима решительно сжал зубы. Черта с два он откажется от Кисе Рёты.
***
Мидорима вошел в пустующий зал, включая свет. Непривычно было видеть их тренировочный зал, наполненный только тишиной. Он спокойно обошел зал по кругу, наслаждаясь гулким эхом от собственных шагов, чуть тронул корзину с мячами. На пробу выбрал один из них и бросил в ближайшее кольцо. Мяч пролетел сквозь сетку, оглушительно громко в тишине ударился об пол и откатился в угол, к беспорядочно лежавшему такому же мячу.
Мидорима чуть слышно хмыкнул, быстро направляясь к неосвещенной раздевалке. Видимо, Кисе уже был здесь. Стоило переступить порог, как вспыхнул свет. Рёта, все еще в школьной форме, сидел на лавке вальяжно покачивая ногой.
- Чего в темноте сидишь? - Мидорима остановился в дверях.
- За тобой интересно наблюдать, когда ты думаешь, что тебя никто не видит, - Кисе коротко поцеловал его в губы, расстегивая пиджак старшекурсника.
- Я бы тоже хотел понаблюдать за тобой, - Мидорима серьезно поправил очки.
Кисе гулко сглотнул, наблюдая за этим простым движением.
- Хочешь посмотреть, что я делаю в одиночестве? - желтые глаза вспыхнули солнечным золотом, а на губах появилась призывная улыбка. - Ну, это легко устроить. Смотри.
Кисе отошел подальше и принялся раздеваться. Белый пиджак первым упал на лавку. Рёта провокационно, не спеша расстегивал рубашку поглаживая оголяющиеся участки идеального тела. Вскоре ненужная голубая тряпка отправилась в кучу к пиджаку.
Мидорима жадно осматривал идеальное тело. Оставшийся на шее темно-синий галстук потрясающе смотрелся на светлой матовой коже. Свисающий конец галстука, как большая стрелка, указывал на туго натянутую ширинку на темных брюках.
Решив не стоять так просто, как истукан, Мидорима, не отводя от него взгляда, прошелся по раздевалке и открыл свой шкафчик, аккуратно вешая белый школьный пиджак.
Хитро улыбаясь из-под челки, Кисе очень медленно расстегнул ремень и невыносимо долго расстегивал пуговицу на ширинке. Когда он потянул молнию вниз, у Мидоримы пересохло во рту. Кисе снова был без нижнего белья.
Усевшись Кисе стянул с себя ботинки и брюки. Откинулся на лавке вытягивая длинные ноги. Темная лента галстука свесилась сбоку, закрывая один из идеальных сосков. Рёта, совершенно не стесняясь, облизал ладонь и принялся дрочить. Четко, спокойно, уверено. Не отводя взгляда от полыхающих зеленых глаз.
Тяжелое возбуждение ударило в голову. Мидорима непроизвольно сжал через ткань брюк дернувшийся член, но заставил себя оставаться на месте хотя бы до окончания представления.
Где-то вдалеке хлопнула дверь. В тренировочном зале послышались шаги. Мидорима вздрогнул. Кисе тоже остановился, чутко прислушиваясь.
- Здесь есть кто? - звонкий голос в зале.
Мидорима судорожно похватал вещи Кисе и сунул их в свой шкафчик на полку. Кисе быстро перекидывал ему в руки раскиданное барахло по всей раздевалке. Судорожно оглядевшись в поисках места, где можно спрятать Кисе, он, не особо церемонясь, подтащил его к себе, приподнял над полом и сунул в шкафчик, безжалостно сминая вещи и свои, и его. Кисе туда поместился.
Гулкие шаги приближались к раздевалке. Мидорима крутанул головой в поисках укрытия для себя и ничего не найдя, заскочил все в тот же маленький шкафчик, прикрывая за собой дверцу.
- Свет забыли выключить, что ли? - чуть слышно пробормотал Куроко Тецуя и принялся переодеваться.
Его шкафчик располагался недалеко от шкафчика Мидоримы. Один громкий вздох, одно шевеление и их заметят.
В темном шкафчике было невообразимо тесно и нечем дышать. Мидорима оказался вплотную зажат между железной перегородкой и Рётой. От неудобной согнутой позы начали дрожать мышцы, как и у Кисе. Мидорима рукой, вывернутой под неестественным углом, придерживал дверцу, чтобы она не захлопнулась совсем. Иначе им отсюда без посторонней помощи не выбраться. Изо всех сил сдерживая дрожь мышц, Мидорима старался не шевелиться и не дышать, чтобы эта чертова дверь не дай бог не скрипнула. Сердце билось как сумасшедшее. От избытка адреналина в крови, жар накатывал волнами, отбирая последний кислород из легких.
Казалось, что Куроко переодевался целую вечность. Наконец он захлопнул дверцу своего шкафчика и пошел в зал. Раздались гулкие быстрые шаги, по паркету застучал мяч.
Мидорима буквально вывалился наружу, кое-как заставил разогнуться окончательно затекшее тело и помог выбраться Рёте. Мышцы у обоих сильно дрожали, ноги вообще отказывались держать вес тела.
Кисе, тяжело дыша после тесного пространства, сидел рядом с Мидоримой. Истерично хмыкнул раз, другой, а потом стараясь сдерживать громкий смех хихикал и прыскал задыхаясь. Мидорима повалил его на пол, зажимая его рот ладонью. Тут же с верхней полки им на головы посыпались в беспорядке заброшенные туда вещи.
Совсем несдержанный смех пришлось глушить поцелуем и так держать пока Кисе совсем не успокоится.
- Одевайся, - чуть слышно прошептал Мидорима, - постараюсь тебя отсюда незаметно вывести.
- Мидорима-чи, ты же говорил, что тренировки сегодня нет? - Кисе быстро застегивал штаны.
- Ее и нету, - Мидорима наощупь искал в шкафчике свалившиеся очки. - Видимо, не только мы решили воспользоваться пустующим залом. Куроко, чтоб тебя!
- Да ладно тебе, - наполовину одетый Кисе притянул к себе Мидориму для поцелуя.
Дверь в раздевалку неожиданно распахнулась. Шинтаро успел только отшатнуться от Кисе.
- Мидорима? - Аомине Дайки в шоке уставился на них. - А что этот тут делает? - он указал пальцем на Кисе.
- У нас тренировка, - без привычных очков перед глазами все расплывалось, и Шинтаро сильно не хватало уверенности в голосе, - была.
- Вы вдвоем тренировались? - Аомине недоверчиво переводил взгляд с одного на другого.
Шинтаро, наконец, на дне шкафчика нащупал очки и водрузил себе на нос.
- Так надо было, - вот теперь он чувствовал себя вполне уверено. - А теперь свали отсюда, Дайки. Мы разговариваем.
- Ладно, ладно, парни, - Аомине вытянул ладони вперед. - Дайте мне минуту.
Он быстро покидал свои вещи в шкафчик, моментально сменив футболку на тренировочную майку и, окинув их насмешливым взглядом, вышел в зал.
- У вас что, все такие маньяки тренировок? Вот почему вы в первом составе, - Кисе поправлял галстук на рубашке. - Пошли отсюда, пока все остальные не подтянулись.
Мидорима упирался пылающим лбом в прохладный метал. Аомине ведь не тупой и наверняка догадался. Что будет, когда он расскажет Акаши о том, что видел их здесь. Сейджуро вряд ли поймет. А что, если поползут слухи и об этом узнают родители? Наверняка они разозлятся. Надо завязывать, пока не поздно.
- Кисе, хватит, - слова приходилось выталкивать из пересохшего горла. Нужно было запереть все чувства, спрятать в непроницаемый бункер.
- Что, прости? - уже полностью одетый блондин поправлял перед зеркалом волосы.
- Я с тобой закончил, - Мидорима решительно смотрел в растерянные желтые глаза. Он старательно пытался убедить себя, что ничего не чувствует. Так надо и так правильно.
- Как это закончил? - Кисе приблизился, настойчиво ища ответ в зеленом взгляде. - Это из-за них что ли? - он кивнул в сторону зала, где отчетливо слышались удары мяча, скрип кроссовок и гул голосов.
- Мне по статусу не положено с тобой встречаться, - Мидорима судорожно припоминал, что говорил ему Акаши, всякие слухи про нищебродов и рассуждения отца на эту тему. - Мы с тобой из разных социальных слоев. Ты - никто и меня не достоин.
- Бред какой-то, - Кисе опустил голову и сжал ладонями занывшие виски. - Какая разница, ведь я люблю тебя.
Мидориме показалось, что тот огромный непроницаемый бункер с наглухо запертыми эмоциями тряхнуло, и по одной из стен поползла длинная ветвистая трещина.
- Убирайся отсюда, - процедил он сквозь зубы, опасаясь того, что истинные запертые чувства хлынут наружу от следующего слова Рёты.
Кисе несколько секунд вглядывался в застывшее лицо, потом круто развернулся и вылетел из раздевалки.
От громкого хлопка закрывшийся двери, стены бункера покрылись целой сетью трещин. Мидорима сильно прикусил губу, сдерживая рвущиеся на волю чувства.
Он подхватил сумку и пошел прочь отсюда. Он торопился туда, где можно будет отпустить железный самоконтроль и дать стенам разрушиться. Он спешил, опасаясь, что не успеет дойти до дома. Буквально чувствовал, как все сильнее расползаются трещины, как сдерживаемые эмоции бьются в эти щели, грозясь вырваться на свободу в неподходящем месте. Например, на улице или в такси. Рвануть оглушающим криком.
На пороге собственного дома он до крови прикусил губу. Стены бункера начинали осыпаться мелким песком, крошились и выпускали наружу то, что так хотелось удержать внутри, как что-то личное, сокровенное.
Он едва успел захлопнуть дверь в свою комнату, как непроницаемый бункер рухнул. Грудь сдавило горячим обручем, воздух сделался вязким, густым и ни в какую не хотел проникать в легкие. От недостатка кислорода колени подкосились и Мидорима съехал спиной по гладкой двери на пол, комкая в судорожных пальцах одежду на груди, там, где болело сильнее всего. Воздух редкими толчками проникал в легкие, по щекам неудержимо текли слезы.
Пытаясь втянуть в огнем горящие легкие немного воздуха, Мидорима натолкнулся взглядом на свое собственное отражение в зеркале, что было вмонтировано в дверь шкафа. Высокий, хорошо одетый подросток сидел прямо на полу перед дверью, как собака. Зеленые волосы были растрепаны, одежда смята и перекошена. По раскрасневшимся щекам ползли крупные слезы, которые он по-плебейски вытирал пальцами и предплечьями, задирая очки вверх.
Шинтаро зло стукнул кулаком об пол. Как он докатился до такого? Стыдно ведь сыну богатого и влиятельного человека сидеть на полу и размазывать сопли. И из-за чего? Из-за нищего мальчишки, у которого кроме роскошной задницы ничего нет. И мягких желтых волос, сладких губ, светлой улыбки и ...стоп. Хватит. Кисе, кроме секса, ничего не может предложить ему. Как он мог влюбиться в такого?
Мидорима сердито стер с лица слезы, отбросил сумку в сторону, решительно поднялся с пола и пошел в ванную. Плеская ледяной водой в лицо, он старательно отводил взгляд от зеркала, висящего над раковиной.
***
- Мурасакибара-чи, - Кисе подсел к студенту с фиолетовыми волосами и такими же глазами, сидящему на ступеньках школы. - Ты не знаешь, где Мидорима Шинтаро?
Кисе хотел поговорить с ним на следующий день после ссоры, но тот в школу так и не пришел, хотя у него был еще один экзамен. Как не появился и на следующий. Экзаменационная неделя подходила к концу, а Мидорима так и не появлялся. Кисе начинал беспокоиться.
- Хм, - Мурасакибара лениво на него покосился, доедая чипсы из большого пакета. - Отстань.
Кисе полез в свою сумку и достал пачку чипсов побольше, чем у Атсуши. Тот заинтересовано открыл глаза.
- Меняю на информацию о Мидориме, - Кисе соблазнительно потряс хрустящей пачкой.
- Ака-чин запретил тебе что-либо рассказывать, - Мурасакибара молниеносным движением выхватил чипсы у не ожидавшего Кисе.
- Ака-чин, это Акаши что ли? - это уже было крайне плохо. Потому что если Акаши распорядился, то вряд ли кто осмелится ослушаться под любым предлогом. А вот тупенького Мурасакибару можно было попробовать подкупить.
Кисе достал из сумки еще пачку печенья.
- Может, все же скажешь? - Атсуши жадно уставился на печенье в его руках. Кисе на всякий случай отошел подальше.
Мурасакибара молчал, видимо ведя внутреннюю борьбу. Что страшнее: гнев Ака-чина или остаться без соблазнительно вкусных, хрустящих печенек с орешками и шоколадом.
- Поднимаю ставку, - Кисе показал два бутерброда, завернутых в целлофановую пленку. Ими он рассчитывал пообедать.
Решимость Мурасакибары дрогнула.
- А с чем бутерброды? - он смотрел на еду в руках Кисе, как будто его не кормили месяц.
- Тофу и кайенский соус, - соблазнительно протянул Кисе, понимая, что в случае отказа предложить обжоре больше нечего. Хотя, вроде где-то в сумке валялся чупа-чупс.
Мурасакибара шумно сглотнул.
- Мидо-чин - он ..., - и замялся. - Не могу. Ака-чин будет сердиться.
Кисе демонстративно сложил обратно в сумку печенье и бутерброды. Мурасакибара проводил их тоскливым взглядом.
Кисе, повернувшись к нему спиной, не спеша уходил, ожидая что его догонят или окрикнут. Но было тихо.
Видимо, Мурасакибаре было лень идти за ним. Кисе стремительно развернулся и вернулся обратно.
- Добавляю к печеньям и бутербродам чупа-чупс, - проклятый леденец куда-то закатился в сумке и никак не находился. От мысли что он его потерял или все же съел, по спине бегали холодные мурашки. - Согласен? - Кисе победно вытащил слегка потертую конфету и протянул вместе с печеньем и бутербродами.
- Мидо-чин ухал с отцом по делам в Йокогаму и будет только к новому семестру, - Мурасакибара жадно тянулся к еде, забыв про пакет чипсов в руках.
- А как же экзамены? - Кисе сделал шаг назад.
- Ака-чин говорит, что он сдал их досрочно, - Атсуши даже не поленился привстать. - Больше я ничего не знаю.
Кисе прикусил губу и, отдав обжоре еду, поплелся к воротам школы.
***
Мидорима появился прямо в первый день занятий. Равнодушно прошел мимо ожидавшего его на пороге школы Кисе. Рёта бросился было к нему, но натолкнулся на алый насмешливый взгляд Акаши Сейджуро. Мидорима поздоровался с капитаном как ни в чем не бывало, и они вместе направились вглубь школы. Оставалось только подловить Мидориму, когда он будет один.
Но Акаши не оставлял его ни на минуту. Везде вместе. На переменах, в аудиториях, в буфете. Единственная надежда - подловить после школы - расстаяла, когда Шинтаро вышел из школы в сопровождении Сейджуро и сел в ожидавший его автомобиль.
На следующий день повторилось все то же самое. Попытка позвонить кончилась ничем. Телефон Мидоримы не отвечал, скорее всего, он просто сменил номер.
Кисе, решивший во что бы то ни стало поговорить с Мидоримой, ожидал его после тренировки. Шинтаро появился в сопровождении Акаши и Мурасакибары.
- Мидорима-чи, мне нужно с тобой поговорить, - Кисе подскочил со своего места и старался не обращать внимания на насмешку в красных и фиолетовых глазах.
- Исчезни, - процедил сквозь зубы Мидорима, так и не взглянув в его сторону.
Кисе остался стоять в одиночестве, провожая взглядом уходящую троицу.
На следующий день Кисе почти целый час просидел в туалете, ожидая Шинтаро. Наконец, он появился.
- Нужно поговорить, - Кисе закрыл дверь и прижался к ней спиной. Воспоминания о точно такой же ситуации отвлекали, сбивали решительный настрой.
Равнодушный взгляд Мидоримы в зеркале напротив умывальника слегка изменился и тут же вернулся.
- Уйди отсюда, - Мидорима встал прямо напротив него, скрестив руки на груди.
- Мидорима-чи, мы же просто поссорились, - всматривался в любимые черты лица, по которым уже соскучился. - Прости меня.
Рёта сделал шаг к неподвижно стоящему Шинтаро и, привстав на цыпочки, прижался губами к его губам. Мидорима расцепил руки для того что бы оттолкнуть. Кисе обвил руками его за шею, настойчиво проникая языком между сомкнутых губ.
Неожиданно руки, готовые оттолкнуть, крепко прижали его к горячему телу, неподатливые губы раскрылись. Мидорима сам целовал его голодно и ненасытно, как пустынный путник припавший к воде. Зарывался перебинтованными пальцами в волосы, сильно прижимал его голову к своим губам. От такого поцелуя повело голову, а штанах начал твердеть член. Воздуха не хватало, но было плевать. Мидорима до боли прикусил губу, заставив застонать прямо в поцелуй.
К тому, что его сильно оттолкнут, Кисе оказался не готов. Он больно ударился поясницей о край раковины, удивленно глядя в равнодушные зеленые глаза.
- Не подходи ко мне больше. Никогда, - Мидорима поправил очки и вышел из туалета.
Вот теперь точно конец.
***
- Кисе Рёта? - милая розоволосая девушка встала напротив. Кисе уперся руками в колени, силясь отдышаться, и поднял на нее недовольный взгляд. Последнюю неделю он тренировался буквально до упаду, чтобы устать настолько, чтобы не видеть, не слышать и не чувствовать.
- Да, - он изо всех сил старался подавить раздражение.
- Тренер просил тебя с сегодняшнего дня тренироваться в первом зале с основным составом, - девушка совсем даже не издевалась и была предельно мила.
Кисе согласно кивнул. Даже если это была только шутка, так он может увидеть Мидориму. Быстро собрав свои вещи, он направился в первый зал вслед за девушкой.
***
День не задался с самого начала. Гороскоп Оха Асса пророчил ракам двенадцатое место и кучу неприятностей, таких, что даже талисман дня не помогал. Можно было даже не тратить деньги и время на его поиски.
На одном из уроков Мидорима так и не понял объясняемую тему, и пришлось потратить уйму времени, самому разбираясь по учебнику.
На тренировку он пришел вовремя, но тренировочная игра уже шла полным ходом, видимо, все, кроме него, пришли пораньше. Он быстро переоделся и вышел в зал. В толпе игроков мелькнули желтые волосы. Мидорима тут же повернулся туда. Так и есть. В поле зрения попал наблюдающий за ним Акаши. На глаза как будто занавесь опустилась. Мутная и не дающая дышать. Через мгновение он обнаружил, что держит капитана за грудки и прижимает к стене.
- Этот что здесь делает? - все, что позволила сказать душная злость.
- Я взял его на место Хайзаки, - Акаши был совершенно спокоен и даже чуть улыбался.
- Ты зачем это сделал? - Мидорима заставил себя разогнуть сведенные пальцы и опустить низкорослого капитана на пол.
Акаши пожал плечами.
- А что такое? - на мгновение левый глаз ярко блеснул оранжевым. - Какие-то проблемы?
Мидорима резко развернулся и пошел к корзине с мячами, пока действительно не натворил лишнего.
Мелькающий Кисе Рёта раздражал, хоть Мидорима старательно не смотрел в его сторону. Тренировать броски в такой обстановке даже нечего было и думать. Сердито откинув от себя мяч, Мидорима взялся за гантели в углу зала. Тренировать силу рук тоже было необходимо, но это тяжело и муторно и совершенно необходимо для него. Чем сильнее будут руки, тем выше он сможет бросать.
На последних минутах тренировки, тяжелые гантели просто выпали из непослушных пальцев. Пот катился градом. Футболка неприятно липла к телу. С трудом открутив вентиль крана в душевой, он понял, что перестарался. Шкафчик Кисе выделили прямо напротив его. Но Мидориме было сейчас совершенно не до него, он сосредоточено старался сильно трясущимися руками правильно набрать номер телефона водителя. Идти домой самому было совершенно невозможно. Надорванные мышцы орали от боли, пальцы тряслись при малейшей нагрузке, он сейчас даже одежду с трудом удерживал в руках, а о том, чтобы попасть ключом в замочную скважину, нечего было и думать.
На выходе из школы его уже ждала машина. Здоровенный мужчина в костюме - водитель, а по совместительству телохранитель - ждал его у ворот. Он тут же забрал его сумку, одобрительно покосился на подрагивающие руки, открыл перед ним дверь салона и положил его вещи в багажник.
Погрузившись в полумрак автомобиля, Мидорима откинул голову на мягкий подголовник и почувствовал, что сейчас заснет. По графику спать было явно рано, но перенапрягшийся организм настойчиво требовал отдыха. Машина медленно двигалась по загруженной улице. За окном медленно проносились деревья, столбы, пробегали собаки, сновали люди. Прошла сгорбленная женщина с тяжелой сумкой, грузный мужчина, закутавшись в шарф по самый нос, озабоченно куда-то спешит, маленький мальчик, крепко держа маму за руку, тащит за собой яркую машинку на веревочке, здоровенный пепельный блондин бьет ногами в живот лежащего на земле юношу с желтыми волосами...
- Остановись здесь, - водитель едва не подпрыгнул на месте от неожиданного выкрика, но послушно остановился около тротуара. Довольно далеко от места драки.
- Вы уверены? - водитель, видимо, уже сообразил, в чем дело. Мидорима его понимал: случись чего, ему же отец голову открутит.
- Сдай назад, - приказал он уверено.
Водитель включил аварийку и осторожно подъехал к месту драки. Хайзаки здоровенным кулачищем замахивался в перекошенное от боли лицо Кисе.
- А ну-ка, прекрати, - Мидорима вышел из машины и громко захлопнул за собой дверь.
- В чем дело, Шинтаро? Не хочешь делиться сучкой? - Хайзаки немного отвлекся, но замах продолжил, все же намереваясь ударить.
Мидорима резко сделал шаг вперед, но не успел. Водитель успел раньше. Вывернул громиле локоть, заставляя выпрямиться, и заломил его руки назад. Хайзаки дернулся раз, другой и поняв, что ему не освободиться, успокоился. Мидорима, наблюдал за его попытками скрестив руки на груди. В профессиональном телохранителе отца он был уверен.
- Неужели эта жалкая нищая сучка растопила ледяное сердце Шинтаро, - поняв, что ему не освободиться, Хайзаки начал хамить. - Поговаривают, что нищеброды неподражаемы в постели. Ведь кроме как подставлять задницу, они больше ничего умеют. Это правда?
- Заткнись, Хайзаки, - Мидорима второй раз за день испытывал непреодолимое желание врезать собеседнику.
- Да ладно тебе, это же не секрет, что вы вместе с Сейджуро по всем углам вдвоем пялите эту сучку. Не просто же так он получил мое место в команде.
Мидорима ударил коротко и почти без замаха, разбивая нос и с удовлетворением смотря на крупные ручейки крови на лице хама. Хайзаки в руках телохранителя дернулся еще раз, но не вышло.
- Не смей больше открывать свой поганый рот, - Мидорима поправил очки и присел рядом с шевельнувшимся Кисе. Отвел спутанные желтые волосы с лица. На тонкой скуле красовалась огромная ссадина, как и на лбу. Наливающиеся синяки под глазом и на подбородке.
Хайзаки хотел было что то ответить, но телохранитель сделал какое-то резкое движение, и Хайзаки передумал.
Мидорима попытался поднять Кисе на руки. Надорванные мышцы на руках категорически отказывались что-либо поднимать. Как будто бы у них от рождения не было такой функции.
- Отпусти его, - коротко приказал Мидорима, - и помоги мне.
Водитель послушно отпустил хама и помог уложить бессознательного Кисе на заднее сидение.
- Если у тебя к нему претензии, - Мидорима повернулся к зажимающему разбитый нос Хайзаки, - решите их на баскетбольной площадке.
- Нечего тут решать, - гнусяво пробубнил Хайзаки, - как баскетболист Рёта ничего не стоит.
Мидорима сердито захлопнул за собой дверь. К сожалению, Хайзаки был прав. Пока что.
- В больницу? - уточнил водитель, глядя через зеркало заднего вида.
- Сил никаких нет. Домой. Я сам разберусь, - Мидорима чуть поглаживал желтые волосы лежащего у него на коленях Кисе.
Водитель неуверенно кивнул. Всю дорогу до дома Мидорима дрожащими пальцами гладил бледное лицо, зарывался пальцами в мягкие волосы, вспоминая каждую черточку. Не хотелось признаваться, но он соскучился, до слез, до крика, соскучился по солнечной улыбке Кисе Рёты.
Когда машина остановилась во дворе дома, Кисе открыл глаза.
- Мидорима-чи? - тот попытался вскочить, но Мидорима ему не позволил. - А где этот гад?
- Успокойся, - коротко бросил Шинтаро и вышел из машины. - Вылезай. Пойдем.
Кисе обалдело крутил головой во все стороны, пока они шли по дому.
- Значит, ты здесь живешь? Круто! - Кисе, кажется, забыл о ссадинах и синяках и с восторгом в глазах осматривал комнату Мидоримы. Каждая картина, шкаф, стол, кровать подверглись тщательному осмотру.
- Ну-ка сядь, - Мидорима указал ему на кровать и поставил рядом аптечку. - Снимай рубашку.
Кисе схватился за пуговицы, как за родное, которое пытаются у него отобрать.
- Может, не надо? - промямлил он, опустив голову.
- Быстро! - Мидорима перебирал содержимое аптечки, доставая вату и антисептический раствор.
Кисе со вздохом стянул с себя верх школьной формы. На животе, на боку, на плече цвели синяки. Не большие и не страшные, но растерзать за них Хайзаки Шого хотелось все сильнее.
Мидорима осторожно протирал антисептиком ссадины и царапины. Руки дрожали, но Мидорима был уверен, что это от тренировки.
Делать вид, что не смотришь в солнечные глаза, становилось невыносимо. Закусив губу он перешел к ссадине на плече. Осторожно протер антисептиком. Знакомый мятно-карамельный запах будил запретные желания. Невозможно хотелось коснуться губами ссадины, лаская поврежденную кожу, сцеловывая тянущую боль. Осторожно протирая антисептиком синяк на боку, Мидорима неожиданно вспомнил, как синяя лента галстука, неаккуратно упав, закрыла темный сосок. Пришлось переместиться к ссадине на бедре. Она частично уходила под резинку трусов. Желтых, как в той рекламе в журнале. Мидорима шумно выдохнул, упираясь лбом в плоский живот и еле удерживая себя в руках. Знакомый терпкий запах мужского возбуждения. Под нижней частью одежды у Кисе стояло.
Словно невидимая сила прижала его губы к травмированной коже.
- Мидорима-чи? - с неверием выдохнул Кисе, но даже не пытался пошевелиться. Только терпкий запах усилился.
Не соображая, Мидорима стянул с него желтые трусы и тут же обхватил губами освободившийся член. Голова кружилась. От знакомого хриплого выдоха, от ощущения гладкой головки на языке, от осознания, что Кисе снова сладко стонет в его руках. Мидорима жадно забирал все больше. Нерациональное желание поглотить, сделать своим, частью себя заставляло все быстрее скользить вверх-вниз по возбужденному члену. Мидорима перехватил пальцы Кисе, что собирались забраться ему в волосы, настойчиво прижал к постели. Он хотел все сделать сам - не надо ему помогать. Стараясь выразить без слов, как истосковался и изголодался без него. Ответом служили громкие стоны Кисе и непроизвольные движения бедрами.
Кисе застонал особенно несдержанно. В рот полилась вязкая влага. Мидорима собрал ее немного на пальцы и осторожно ввел внутрь все еще тяжело дышащего Кисе. Ленты пластыря на пальцах мешали, но снять их он уже не догадался. Полностью сосредоточенный на прекрасном выгибающимся теле, влажной коже, сияющих расплавленным золотом огне желтых глаз.
- Пожалуйста, - почти проскулил Кисе, приподнимая бедра вверх и сильно сжимая внутренние мышцы.
От этого тона Мидориме показалось, что его ударило током. Невозможно было отказать в просьбе, сделанной таким тоном. Забыв обо всем, он навалился сверху, глубоко целуя, почти трахая языком его рот. Кисе под ним изворачивался, освобождаясь от полуспущенных штанов. Мидорима настойчиво закинул его ноги на поясницу, ворвался внутрь, не давая ни секунды времени, сразу беря почти животный темп.
Крик застрял в горле Кисе. Он мог только хватать широко раскрытым ртом загустевший воздух, хвататься непослушными пальцами за плечи, подаваясь ближе, сильнее сжимая колени у него на боках. Его твердый член был зажат между мокрыми от пота телами.
Мидорима вглядывался в расплывающиеся перед глазами черты лица, не веря, что сейчас чувствует тепло его тела, аромат его парфюма, гладкость его кожи.
Руки Кисе все же забрались в волосы, заставили прижаться губами к пересохшему рту. Кисе сильно вздрогнул всем телом и судорожно выгнулся. Взгляд зацепился за небрежно откинутые в сторону желтые трусы. Эта деталь гардероба взвинтила градус бешенного удовольствия в несколько раз, заставила мир разлететься на мельчайшие частицы под зажмуренными веками.
Когда он открыл глаза, Кисе гладил его лицо, глядя доверчиво, нежно, влюбленно. Мидорима благодарно коснулся поцелуем его губ и скатился в сторону, чувствуя, как остывает влага на разгоряченном теле. Кисе тихонько дышал ему в плечо, явно думая о чем-то своем.
- Шинтаро, - непривычно серьезный тон заставил приподнять голову и посмотреть ему глаза. - Не бросай меня больше. Я не смогу догнать тебя по социальному статусу - это невозможно, но я сделаю все, чтобы быть лучшим. Чтобы ты меня больше никогда не стеснялся, а наоборот, гордился, что встречаешься со мной.
Мидорима поцеловал скрытый желтой челкой лоб.
- Постарайся, - прошептал он. - Пожалуйста, постарайся.
***
В тот же год баскетбольную команду средней школы Тейко стали называть Поколением Чудес.